Главная|Контакты|О сайте

Эфиопия

Виды клумб Кобея посадка и уход Крокусы Посадка и уход Лаватера Посадка и уход

Эфиопия — федеративное государство, парламентская республика. После отделения Эритреи не имеет выхода к морю. Вторая (после Нигерии) по численности населения страна в Африке. Население составляет более 100 миллионов человек, территория — 1 104 300 км. Это самое населённое в мире государство без выхода к морю.

Государственный язык — амхарский. Столица — Аддис-Абеба. Около 60 % населения исповедует христианство.

 

Денежная единица — эфиопский быр. Аграрная страна.

В европейской культуре, в том числе в русском языке, Эфиопия была долгое время известна преимущественно как «Абиссиния».

Эфиопия – одна из самых первых стран в мире, которые приняли христианство как государственную религию.

Эфиопия – одно из немногих африканских государств, которые на всём протяжении своей истории не были в колониальной зависимости. Исключением является недолгий период (1936 – 1941), когда страну оккупировала фашистская Италия.

До 1960-х годов Эфиопия была настоящей империей. Род императора, по легенде, происходил прямо от царя Соломона.

Последний рас (император) страны Хайле Селассие прилагал усилия по определённой модернизации Эфиопии: создал первую конституцию, основал двухпалатный парламент, строил школы и университеты. Император стремился сохранить абсолютную власть в неприкосновенности, что и наложило свой отпечаток на реформы: парламент формировался только из представителей знати и утверждался лично императором.

В 1951 году под давлением международной общественности было отменено рабство.

В 1974 году резкое повышение цен и массовые демонстрации протеста. Ситуацию использовала группа офицеров, склонявшихся к марксизму, возникшая летом того же года, под названием «Дерг». Процесс получил известность, как «ползучий переворот». «Дерг» провозгласил курс на построение социализма. Низложенный император Хайле Селассие I умер 27 августа 1975 года, причиной его смерти официально было объявлено нездоровье. В 1976—1977 годах «Дерг» укреплял свои позиции путём красного террора, как против роялистов и сепаратистов, так и против левых.

Лидером «Дерга» на этом этапе стал Менгисту Хайле Мариам. В 1975—1991 годах СССР и некоторые страны Восточной Европы оказывали всестороннюю помощь режиму Менгисту.

Политика на построение социализма привела Эфиопию к полному разорению. В 1984 году в стране от голода умер миллион человек.

В условиях кризиса в СССР, правительство Менгисту было свергнуто в мае 1991 года. Главную роль в повстанческом альянсе сыграли эритрейские группировки.

К власти в стране пришла группа повстанческих вождей. Страну с тех пор до своей смерти в 2012 году возглавлял представитель этой группировки Мелес Зенауи, сначала в качестве президента, потом, после введения парламентской республики, в роли премьер-министра.

В области внешней политики правительство Зенауи допустило в 1993 году отделение Эритреи.

Эфиопия — давний член различных международных организаций: она была членом Лиги Наций и стала одним из первых членов ООН. Эфиопия — член-учредитель Африканского союза, входящий в международную организацию стран АКТ.

Основной народ страны —амхарцы. Это не привычные нам африканцы, а семиты — ближайшие родственники арабов и евреев. Исповедуют они эфиопское христианство и в меньшей степени ислам, однако среди них имеется и своя иудейская община.

Пожалуй, единственный серьёзный экспортный товар, производимый этой огромной страной, - кофе.

Туристов Эфиопия привлекает благодаря своей природе, а также из-за своих древних христианских храмов и монастырей – не просто древних, а самых древних на планете.

Заинтересоваться Эфиопией меня побудила книга Абрахама Вергезе «Рассечение Стоуна». Большая часть событий там происходит в Эфиопии. Вот отрывки, которые описывают нравы прошлого столетия времен правления императора Хайле Селассие.

Здравоохранение в Эфиопии

— Министерство здравоохранения построило больницу в нашей бывшей провинции. Его императорское величество прибыл перерезать ленточку. Половину моего бюджета ухлопали на то, чтобы навести лоск по маршруту следования. Покраска, заборы, даже бульдозер, чтобы сровнять с землей хижины. Как только император отбыл, больницу закрыли.

— Почему?

— Денег не хватило. Все потратили.

— И вы не протестовали?

— Конечно, протестовал! Но ответа не получил. Министр здравоохранения клал мои жалобы под сукно. Тогда я открыл медицинский центр вторично. Сам. Потратил на это около десяти тысяч быров. Раз в неделю приезжал доктор-миссионер из города, расположенного в пятидесяти милях. Перевязки делала армейская медсестра на пенсии, появилась акушерка. Поставками занимался я. Люди меня любили, а министр готов был убить. Император вызвал меня в Аддис-Абебу.

— А откуда вы раздобыли деньги? — поинтересовался Гхош.

— Взятки! Люди приносят большую корзину инжеры, а там денег больше, чем инжеры. Стоило мне направить взятки на благую цель, как мне стали давать еще больше: люди испугались разоблачения.

— Вы рассказали об этом его величеству?

— А! Штука сложная. Каждый нашептывает ему на ухо. Ваше величество, сказал я, когда удостоился аудиенции, медицинскому центру нужен бюджет для продолжения работы. И моя просьба не осталась без внимания.

— Он знал, — вставил полковник.

— Он выслушал меня. От этих глаз ничего не ускользает. Я закончил. Его величество шепчет что-то на ухо Аба Ханна, министру финансов. Аба Ханна записывает. А другие министры, вы их видели? Они пребывают в постоянном ужасе. Они ведь не знают, в милости они или уже попали в опалу.

Его величество благодарит меня за службу и т. д. и т. п., а я кланяюсь и пячусь к двери. У выхода меня догоняет министр финансов и вручает триста быров! Мне нужно тридцать тысяч, если не целых триста. Насколько я знаю, император вел речь о ста тысячах, а Аба Ханна оценил вопрос в триста быров. Или эту сумму ему император подсказал? У кого спросишь? На аудиенции уже другой проситель, и министр финансов рысью мчится на свое место рядом с повелителем. Я хотел закричать во всю глотку: «Ваше величество, министр, наверное, ошибся?» Друзья меня оттащили.

Был там ещё русский госпиталь, но о нем Абрахам Вергезе пишет весьма нелестно:

Недели через две после похорон сестры Мэри на глаза Гебре попался босоногий кули с загипсованной правой рукой, нелепо торчащей в сторону. Кули был до того плох, что еле держался на ногах, и казалось, вот-вот свалится и сломает себе шею, не говоря уже о второй руке. Гебре сделалось не по себе, ибо именно он отправил кули в русский госпиталь, когда тот явился в Миссию с переломом. Русские доктора обожали впрыскивать барбитураты, чем бы ты ни болел, и, поскольку все местные души не чаяли в уколах, пациенты покидали русский госпиталь, накачанные седативными средствами.

 

Образование

«Школа Лумиса для города и деревни» старалась угождать вкусам торговцев, дипломатов, военных советников, докторов, учителей, представителей Экономической комиссии ООН для Африки, Всемирной организации здравоохранения, ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ и особенно ОАЕ — Организации Африканского Единства. Император передал ОАЕ «Африка-Холл» — потрясающее здание, и благодаря этому хитрому ходу ОАЕ перенесла свою штаб-квартиру в Аддис-Абебу, что оживило всяческий бизнес, начиная с девушек из баров и кончая дилерами «Фиата», «Пежо» и «Мерседес-Бенц». Дети сотрудников ОАЕ могли посещать Лицей, что возвышался в самой тихой части Черчилль-авеню. Но посланцы франкоговорящих стран — Мали, Гвинеи, Камеруна, Берега Слоновой Кости, Сенегала, Маврикия и Мадагаскара — смотрели в будущее, и посему машины с табличками Corps Diplomatiques везли les enfants мимо Лицея к «Школе Лумиса для города и деревни». Для полноты картины упомяну еще о школе Св. Иосифа, где заправляли иезуиты, эти пехотинцы Христа, которые, по словам матушки, веровали в Бога и в розги. Но у Св. Иосифа учились только мальчики, для Генет путь туда был заказан.

У Хемы и Гхоша не было выбора, кроме как отдать нас к Лумису, где преподавали британские экспаты.

У наших учителей за плечами была средняя школа, и неясно, где они раздобыли лицензию на право преподавания. Удивительно, но черная креповая мантия способна придать прощелыге-кокни или разбитной цветочнице из Ковент-Гардена солидность оксфордского профессора. Акцент не играет в Африке никакой роли, главное, чтобы он был иностранный, ну и чтобы цвет кожи соответствовал.

Ритуал — вот бальзам на душу тех родителей, кто сомневался в качестве услуг, предоставляемых школой Лумиса за их деньги. День спортивных состязаний, школьная ярмарка, Рождество, школьные пьесы, ночь Гая Фокса[61], день учредителей, церемония окончания школы — столько размноженных на ротаторе уведомлений мы приносили домой, что у Хемы голова кружилась. Кружки по интересам собирались по понедельникам, вторникам, средам, у каждого кружка были свои цвета, свои команды и свои руководители. В дни спортивных состязаний команды соревновались за кубок Лумиса. Каждый день начинался с общей молитвы, которую в присутствии мистера Лумиса мы возносили в актовом зале, затем зачитывался отрывок из Библии, один из учителей садился за фортепиано и пелся гимн из сборника.

 

Об обычаях

Знаете ли вы, как здесь бедняки заключают брак? Их имена записывают на листке бумаге. А чтобы развестись, достаточно бумажку порвать.

 

А вот о том, что такое христианская вера в Эфиопии

— Язычество! Мистер Харрис, когда наши, предки-язычники в Йоркшире и Саксонии использовали черепа своих врагов в качестве посуды, здешние христиане уже пели псалмы. Они верят, что ковчег Завета покоится в одной из церквей Гондара. Не палец руки святого или ноги Папы, а ковчег! Эфиопские верующие надевают рубахи людей, умерших от чумы. Они видят в чуме верное и ниспосланное Богом средство получить вечную жизнь, спастись. Вот до какой степени, — она постучала по столу, — они жаждут новой жизни. — И не смогла удержаться: — Скажите мне, у вас в Далласе прихожане тоже так истово стремятся обрести спасение?