Главная|Контакты|О сайте

Мадрид

Голубой агератум

Мадрид расположен на плоскогорье Месета на берегах реки Мансаранес в центральной части Испании. Это – столица и крупнейший город Испании. Madrid по-испански, произносится "мадрит".  Население города — более 3 млн. человек, площадь 607 км², он разделен на  21 административный район. Большая часть населения католики.

В Мадриде находится правительство Испании и резиденция короля Испании. Средняя высота его над уровнем моря 655 метров, Мадрид является самой высокой столицей Европы. По­этому воздух в Мадриде слегка разре­ен и исключительно прозрачен. Удивительное синее нёбо над испанской столицей пытались запечатлеть многие художники. Всего в 10 километрах от испанской столицы находится Холм Ангелов – географический центр Испании.

«Мадрид» — слово арабского происхождения. Оно происходит от арабского слова "majra", что означает "водный источник". При добавлении частицы it (обилие) получается слово «majer-it», обозначающее «источник полных вод».

Когда Мадрид стал христианским городом, его название получило кастильское звучание и произносилось в средние века как «Magerit», превратившись впоследствии в «Madrid».

Подземные пласты Мадрида были богаты водами и щедро питали город и его окрестности.

Впечатления и отзывы путешественников

Готовиться к поездке в Испанию начали заблаговременно. Нашли всю информацию, что смогли, о стране, о городах Испании, и тщательно её изучили.

На маленькие карточки мы выписали из разговорника фразы на испанском и русском языке, сгруппировав их по темам.

Опустим здесь все формальности покупки билетов, оформления виз, и вот 8 июля наш самолет приземлился в аэропорту Барахас на окраине Мадрида.

Вышли из самолета. Жара — плюс 32 градуса по Цельсию! Стоит перронный автобус, как в Домодедово. Пока собрались все пассажиры, мы потом изошли. Душновато. Никаких трапов-тоннелей. Здания аэровокзала где-то на горизонте. Поехали, наконец.

Вскоре доставили нас в здание аэровокзала. Тут уже чувствовался масштаб аэропорта, все-таки — более 50 тысяч международных и 75 тысяч внутренних рейсов в год!

Вот мы уже в зале аэровокзала, прохладно там, комфортно, кондиционер чувствуется. Времени было достаточно, можно не торопиться.

Вокзал огромный, надписи все на испанском языке и, частично, на английском. Вот и начал действовать метод «погружения» в среду аборигенов. Рассчитывать не на кого. «Спокойно,— думаем,— впереди у нас целый день!»

Пригодились предварительная подготовка, разговорник и, главное, мои карточки с фразами. Карточки оказались удобны тем, что они маленькие и не надо искать слова в разговорнике. Достаточно достать соответствующую карточку (в данном случае — «самолет», «автобус», «город»), и все необходимые слова и фразы перед тобой. Кроме того, изучив предварительно Мадрид по карте, мы примерно представляли, где находимся и до какого места нам надо доехать.

Ходим, читаем вывески. Ага, думаем, вот сюда надо идти на автобус-экспресс, следующий до площади Колумба. А нам вроде бы туда и надо, т. к. это по направлению к автовокзалу. Только этот автобус надо найти.

Выходим из здания на улицу. Жара, как в пекле или в духовом шкафу! Передо нами бесконечные вереницы такси и автобусов, впереди огромная — на километры! — площадь, заставленная машинами. Как потом мы поняли, там не только платные стоянки, но и прокат автомобилей и еще какие-то службы.

Куда идти? Смотрим — в сторонке стоят туристские автобусы и шофера у одного из них кучкуются. Достаю свою карточку «Автобус», подхожу к ним и спрашиваю по-испански: «Где остановка автобуса до площади Колумба?» Поняли сразу — и «ля-ля-ля-ля-ля» — мне на своем языке. Я, конечно, не понимаю. Когда они поняли, что я не понимаю, показали мне руками и жестами, куда надо идти. Это оказалось рядом. «Грасиас»,— говорю, т. е. «Спасибо» по-испански. Улыбаются. Очень доброжелательные люди встретились нам первыми на испанской земле. Даже настроение улучшилось, почувствовали себя уверенней.

Подходим к остановке. Тут же подошел автобус, мы вошли, как все, получили от шофера билеты, сели и поехали в Мадрид.

Едем. Дорога отличная. Скорость — около 120 км/час, дорожные знаки разрешают.

Аэропорт Барахас расположен, фактически, па окраине Мадрида. Поэтому сразу пошли дома, предприятия какие-то, городские постройки. Архитектура весьма разнообразная. От особняков и усадеб в стиле XIX века или довоенных лет до удивительных сооружений в самом современном стиле: поляризованное темное  или серебристое стекло в виде сплошных панелей во всю стену многоэтажного здания, причудливые модернистские очертания, коттеджи в стиле супермодерн и т. п.

Минут через 10—15 въехали в Мадрид по авениде (проспекту) под названием «Америка». Таким образом, мы попали в Европу через «Америку». Этот проспект ведет в центральную часть города. А на месте назначения, т. е. на конечной остановке автобуса на площади Колумба, нас ожидал сюрприз.

А пока мы едем по улицам Мадрида, восхищаемся красотой зданий, но думаем о том, как же мы доберемся до автовокзала. Город огромный, большое движение, где тут чего искать? Но у нас есть карта, мои карточки с фразами, и мы знаем, в каком, примерно, направлении нам надо будет двигаться дальше.

Прошло 15—20 минут пути, автобус делает поворот и вдруг,— неожиданный сюрприз! — въезжает в огромное подземелье. Темновато. Какие-то пересекающиеся туннели, улицы под землей, не то кафе, не то магазины, не то будки какие-то, освещенные изнутри. Автобус останавливается у одной из таких будок. Все. Приехали. Оказалось, что это и есть конечная остановка на площади Колумба, только под площадью!

Выходим из автобуса. Ничего не понятно. В будке, у которой мы остановились — кафе с какими-то личностями за стойкой-баром, в другой половине будки сидит за письменным столом женщина и, как мы поняли, оформляет желающим туристам места в отели Мадрида. Но нам это не надо. Народу мало. Тусклое освещение. После залитых солнцем мадридских улиц, по которым мы ехали, — жутковато. Куда идти? Как выйти на поверхность?

Смотрим — стоит полицейский средних лет, но ближе к пожилому возрасту. Подхожу, достаю свою карточку «Автобус» и спрашиваю на чистейшем испанском языке: «На каком автобусе можно доехать до Южного автовокзала?» Он все понял и тут же отвечает мне тоже, конечно, на чистом испанском, но я-то его не понимаю! «Но компрендо»,— говорю, т. е., мол, «Я не понимаю!» — и протягиваю ему записную книжку с ручкой. Он все сообразил, пишет мне: «Виз 45» и показывает рукой на винтовую лестницу, расположенную в какой-то вертикальной трубе-шахте. Как оказалось, мы около нее и стоим. Я опять говорю на испанском языке «Спасибо», берем свои сумки и по модерновой винтовой лестнице поднимаемся наверх.

Оказались мы в сквере. Ослепительное солнце, жара за тридцать градусов. Кругом огромные небоскребы и разные другие дома, бульвары, улицы, ничего не поймешь. Площади, как таковой, не видно. От жары и нервного напряжения мы немного подустали, да и есть уже хочется. А тут — подходящий скверик со скамейками, народу — никого. Решили отдохнуть, снять с себя лишнюю одежду (когда вылетали из Москвы рано утром, было там прохладно) и перекусить тем, что у нас с собой было. А потом уж разберемся, куда следовать дальше.

Только расположились на скамейке, смотрим — из трубы, откуда мы поднялись, выбегает (именно выбегает) тот полицейский, оглянулся и бегом к нам. Вот так номер! — думаем. Что такое?!! Оказалось всю просто. Этот добросовестный и милый служака решил (и не без оснований), что мы его не поймем, нужный нам автобус не найдем и побежал (а он далеко не молод!) нас догонять, чтобы объяснить все здесь, на поверхности. Бросил, так сказать, свой пост. Мы, к счастью, недалеко ушли. Он все нам показал жестами, объяснил и удалился с видом человека, исполнившего свой долг. Между прочим, документов у нас не проверил и вообще ничего не спрашивал. Мы же, чувствуя себя неловко за то, что доставили ему столько беспокойства, благодарили его на всех языках, которые могли вспомнить. Вот это полиция! Да и выглядел он очень элегантно: белая рубашка с черным галстуком, на поясе — огромный револьвер, какие-то бляхи и нашивки. Прямо как с картинки или из зарубежного боевика.

Настроение у нас поднялось. Переоделись мы, покушали немного, «...отдохнули, огляделись и откашлялись...». Памятник Колумбу обнаружили, между прочим, рядом с нами. Хороший памятник.

Жизнь опять прекрасна и удивительна. Надо идти на поиски остановки автобуса № 45, как показал полицейский. Я пошел один. Это — на противоположной стороне площади, через подземный переход. Обошел всю площадь, сориентировался, обнаружил в подземном пустом переходе работающий эскалатор, нашел нужную остановку и уверенным шагом направился обратно в сквер. На углу ко мне подходят мужчина и женщина и спрашивают у меня, как я понял, дорогу куда-то. Приняли за мадридца! Кстати, потом, уже в Хихоне, это тоже бывало неоднократно. Объяснил я им по-испански, что ничего не понимаю. Извинились, отошли. Я почувствовал себя совсем уверенно (за своего считают!) и успокоился. Все найдем и во всем разберемся! Так оно и получилось.

В автобусе № 45 я уже запросто спросил водителя, где нам выйти, и понял его ответ: он, мол, скажет, когда выходить. Заплатили за билеты и поехали мы на автовокзал по центральным улицам и площадям Мадрида: бульварам Реколетос и Прадо, мимо фундаментальных фонтанов «Сибелес» и «Нептун», миновали знаменитый музей Прадо, вокзал Аточа. Это все мне было знакомо по литературе, я узнавал эти места так, как будто бы бывал здесь ранее. Вот только автовокзала на моей карте не было. В автобусе, хоть он и городского маршрута, но тоже — кондиционер, прохладно, приятно, машина новая, народу немного, так здорово, что и выходить в такую жару из него не хочется.

Наконец, водитель сказал, что мы приехали. Вышли из автобуса и действительно увидели автовокзал, только сначала не поняли, что это он и есть. Представьте се­бе оживленные кварталы большого города с интенсивным уличным движением, довольно узкими улицами, пешеходами, светофорами, многоэтажными жилыми домами и т.п. Казалось бы, где тут может разместиться междугородный автовокзал с его автобусами-лайнерами и всеми службами? У нас ведь такие автовокзалы, как правило, строятся в виде отдельно стоящих зданий на специально отведенной территории. Там всегда толпятся люди и автобусы прямо на улице.

Но здесь все иначе. Первые два этажа (а может быть, и три) огромного жилого многоэтажного дома, занимающего целый квартал, оборудованы под стоянки автобусов, заезжающих прямо внутрь с улицы, как в гараж. Там же внутри — залы посадки и прибытия, буфеты, туалеты. Внизу, под землей, весь квартал тоже занимают службы автовокзала: справочное бюро, залы ожидания, кассы, камеры хранения и т. п. Там же магазины в большом количестве и можно пройти прямо на станцию метро. Все масштабно и солидно. А с улицы почти не заметно. Только вереницы такси, да огромные въездные проемы-ворота для автобусов отличают этот дом от других.

Вошли мы туда и растерялись. Кругом автобусы-монстры шикарные, шумно, народу полно. Все куда-то уезжают и приезжают со всех направлений — ничего не понятно. Я опять пошел на разведку. Спустился вниз, нашел справочное бюро, узнал, где кассы. Подхожу, читаю надписи. Касс много.

Нигде нет слова «Хихон», куда мы направляемся (как уже потом я узнал, надо было искать автобус, идущий в Астурию). Ходил я, ходил, наконец, подхожу к одной из касс и по своей карточке «На автовокзале» говорю: «Мне нужно два билета до Хихона». Указали, в какую кассу надо обратиться. Подхожу. Народу — никого. Кассиры все в форме, похожей на летную. У каждого — компьютер, современный деловой интерьер на рабочем месте. Вежливость, предупредительность. Все приметы западной цивилизации налицо.

Прошу два билета до Хихона. И тут опять ответа-то я не понимаю. «Ду ю сник инглиш?» — спрашиваю. «Йес»,— отвечает. На ломаном английском и с помощью ручки с бумагой долго выясняли, сколько стоят билеты, когда и откуда отправляется автобус до Хихона. Оказалось — скоро отправляется, минут через двадцать. Все — о'кей! Никакого раздражения моей непонятливостью, никакой спешки, всю четко, вежливо и аккуратно. Нам ведь предстояло за 6 часов пути проехать более 400 километров.

Вскоре подошел красивый автобус с надписью «Астурия».

Погрузились мы в этого красавца и почти сразу же тронулись в путь. Это было в три часа дня. Таким образом, всего примерно через три часа после прибытия в аэропорт из Москвы наша первая самостоятельная операция в Мадриде успешно закончилась.