Главная|Контакты|О сайте

Иринарховский крестный ход 2010

Оглавление
Иринарховский крестный ход 2010
Первый день
Второй день
Третий день
Четвертый день
Пятый день
Все страницы

Иринарховскмй крестный ход

В крестный ход уже несколько лет ходила моя подруга. Я только слушала каждый раз ее восторженные рассказы, а вот самой пойти не удавалось. И только летом 2010 года, наконец, все сложилось так, что я вместе с ней поехала в поселок Брисоглебский.

Иринарховский крестный ход проходил в 2010 году с 21 по 25 июля. Он начинается в Борисоглебском монастыре. Это древняя традиция почитания преподобного Иринарха — пеший крестный ход из Борисоглебского монастыря к источнику святого Иринарха на его родине, близ села Кондаково, в 40 км от монастыря. Она была возобновлена игуменом монастыря Иоанном в 1997 году. Нынешний Иринарховский крестный ход — уже четырнадцатый.

Я раньше никогда не была в п Борисоглебском. Борисоглебский монастырь производит громадное впечатление.

Боисоглебский монастырь

Мощные стены и башни, похожие на укрепления Ростовского кремля. Это и не удивительно: строились они почти одновременно по инициативе ростовского митрополита Ионы Сысоевича.

Самая древняя постройка монастыря — собор Бориса и Глеба — относится к первой четверти XVI века. Тогда же была возведены Благовещенская церковь с трапезной палатой и настоятельские покои. В XVII веке кроме стен и башен были построены две надвратные церкви и Звонница.

Монастырь очень интересен своими древними памятниками архитектуры, но на них я обратила внимание во вторую очередь.

Мы вошли в монастырь через бывшие Водяные ворота в северной стене. Над ними, между двумя башнями, возвышается Сретенская надвратная церковь, живописная и нарядная.

Боисоглебский монастырь

В обители у меня появилось удивительное чувство, что сменились эпохи и времена, и мы попали на древний народный праздник. Женщины и девочки в длинных русских сарафанах, мужчины в вышитых косоворотках. Люди, приехавшие сюда принять участие в крестном ходе, что-то покупали у небольших прилавков с церковной литературой и иконами, отдыхали на лужайках, толпились у кухонь, где можно было пообедать. У всех приподнятое настроение. Впечатление то ли народного праздника, то ли сельской ярмарки возникало постоянно.

Я купила иконку прп. Иринарха, чтобы она была у меня, как и многих других участников крестного хода, на груди. Была также книга обо всех храмах и селениях, через которые пройдет крестный ход. Мы встали в очередь и получили свой обед. Яркие краски, красивые наряды, улыбающиеся лица — праздник.

В веселом настроении я ходила по монастырю, любовалась его постройками, делала фотографии. Подошла к келье-часовне, в которой преподобный Иринарх провел 30 лет затворником. Келья была закрыта.

Келья-часовня святого Иринарха

Все подходили к запертой двери, вставали на колени, целовали дверь, прижимались к ней лбами.Я сделала то же самое. С этого момента для меня и начался крестный ход.

В числе прочих переживаний, которые были у двери кельи, пришло и понимание, зачем здесь так много нарядных людей, что это не ярмарка и не сельский праздник. Я почувствовала себя частью того, что вот-вот начнется.

Потом я зашла в собор Бориса и Глеба.

Собор Бориса и Глеба

По преданию, место для монастыря и возведения собора выбирал сам Сергий Радонежский. Так это или нет, но выбор места для собора был сделан безошибочно.

Спустя какое-то время от стен Борисоглебского собора и двинулся вперед Иринарховский крестный ход.

Иринарховский крестный ход


Мы шли сначала по прекрасному сосновому бору. В те далекие времена, когда монастырь был основан, сосны здесь не росли. «А лес же бысть на сем месте изначально черный», - говорится в «Повести о Борисоглебском монастыре...» середины XVI века. Черным на Руси называли лиственный лес. Народное предание сохранило сведения о том, что в начале XVI века вокруг монастыря были непроходимые дубовые чащи. Сейчас трудно в это поверить.

Люди шли и пели молитвы. Я уже несколько лет не пела — не было настроения. А тут неожиданно для себя присоединилась к поющим. Особенно красиво было, когда одни и те же слова пели попеременно то мужские, то женские голоса.

Первая остановка была небольшой часовни посреди этого бора. До сих пор не знаю, что это за часовня.

Затем мы пришли в село Троица на Бору. У нарядной стройной колокольни с прекрасными пропорциями был совершен молебен.

Иринарховский крестный ход

Я все искала глазами сам храм, но храма не было. Оказывается, Троицкая церковь сгорела в 1942 году, а то, что осталось, местные жители разобрали по кирпичу на строительные нужды. Позднее я прочитала, что здесь раньше был Троицеборский женский монастырь, после упразднения которого Троицкий храм стал центром огромного прихода, поделенного на две части. Прихожанами этого храма были жители Борисоглебских Слобод и других окрестных селений. Троицкий храм, которого сейчас нет, играл огромную роль в духовной жизни достаточно большой территории.

Иринарховский крестный ход

Только недавно начало возрождаться значение этого места. Отреставрирована колокольня, мы входили в село под звон колоколов.

Иринарховский крестный ход

А Иринарховский крестный ход идет все дальше. Последней остановкой в этот день было село Павлово. Оно расположено на берегу то ли пруда, то ли небольшого озерца, с одной стороны переходящего в болото. Простая, строгая каменная церковь кокетливо смотрится в его воды.

Село Павлово

Почему-то первый день для меня был самым тяжелым. Лето 2010 года было в наших краях экстремально жарким. В течение этих пяти дней температура держалась далеко за 30 градусов, иногда доходя до 40. Взятая с собой вода в бутылках через короткое время становилась горячей.

Иринарховский крестный ход

Надо сказать, что организация крестного хода была на высоте. Периодически на нашем пути появлялись машины с емкостями, наполненными холодной питьевой водой. За нами следовала машина скорой помощи, куда можно было обратиться. Нас кормили вегетарианской, простой, но очень вкусной и питательной едой, приготовленной на походных кухнях. На стоянках были разбиты большие палатки для ночлега, организованы умывальники и туалеты. Тяжелые вещи везли за нами грузовики.

Удивительно было, что несмотря на такую жару, многие взяли с собой детей. Грудничков или совсем маленьких родители везли на колясках или несли на руках. Четырех- пятилетние участники крестного хода большую часть 12-15 километровых переходов шли самостоятельно. У детей спокойные умиротворенные лица. При таком количестве малышей почти не слышно детского плача. Я ни разу не видела, чтобы ребенок капризничал, жаловался на жару, просился домой. Мать троих детей, которая уже не в первый раз идет с ними в крестный ход, рассказывала, что дети ждут этого события целый год. В этот раз в такую жару она не посмела им отказать. И дети прекрасно переносят все трудности.


На следующий день мы вновь идем вперед по прекрасному краю. Места в Борисоглебском районе очень красивые. Идем мимо невозделанных, запущенных полей, нескошенных лугов. Здесь бы пастись огромным стадам. Но за всю дорогу мы увидели всего двух коров, которые грустно провожали нас глазами.

Иринарховский крестный ход

Позднее прошли по дорожкам через несколько огромных засеянных полей. Стало как-то легче на душе — не все потеряно в нашем сельском хозяйстве. В середине пути была остановка в селе Ильинском на Белыни.

Иринарховский крестный ход

Организатор, вдохновитель, душа крестного хода — игумен Борисоглебского монастыря Иоанн. В течение дня он несколько раз окропит всех святой водой. Пропуская людей вперед, он дожидается последних идущих, ободряет их и поддерживает и затем очень быстро движется вперед. И там, где проходит отец Иоанн, окропляя всех святой водой, у людей прибавляются силы.

Иринарховский крестный ход

Вечером мы пришли в село Ивановское на Лехте. В Ивановском совершенно замечательный деревянный храм во имя Ильи Пророка. Он построен совсем недавно на высоком холме, откуда открывается чудесный вид на окрестности.

Иринарховский крестный ход

Да и сам он виден издалека со своим стройным деревянным шатром, увенчанным главкой. На старые церкви советский период, период запустения, наложил свой отпечаток. Как шрам, который заживет не сразу. А тут новенький, только что построенный храм, наполненный одними добрыми светлыми чувствами. Служба в этом деревянном храме Ильи Пророка в селе Ивановском почему-то особенно запомнилась.

Иринарховский крестный ход

Мы останавливались в селе Ивановском рядом со школой. Кто-то в школе и ночевал. Мне сказали, что школа в селе Ивановском необычная. Чтобы работать в этой школе или учить в ней детей, люди продают квартиры в Москве и переезжают сюда, в Борисоглебскую глушь. Директор школы Владимир Мартышин всегда идет в крестный ход, также как и его ученики. Благодаря усилиям коллектива Ивановской школы и были собраны средства на строительство храма Ильи Пророка в селе Ивановском.

На тот момент у меня появилась проблема — заболели ступни ног. Я даже не смогла отстоять всю службу. Тогда я думала, что намяла сухие мозоли.

После службы мы отправились в путь. Запомнились последние слова отца Иоанна, сказанные в Ивановском. Он говорил о том, что это уже четырнадцатый крестный ход. Много лет крестный ход приходил на это место, а здесь просто росла трава. И казалось, что храм появится совсем не скоро. И вот он построен, и это кажется чудом.


Иринарховский крестный ход

Остановка в селе Георгиевском. Там тоже интересная церковь, которую нужно реставрировать. Сколько сил и средств нужно вложить, чтобы восстановить вот такие, долгое время заброшенные храмы!

Иринарховский крестный ход

 

Иринарховский крестный ход

 

Иринарховский крестный ход

А вечером такая же церковь, полное восстановление которой еще впереди, встретила нас в селе Зубарево.

Иринарховский крестный ход

Когда-то очень красивый Никольский храм, с интересным декором фасадов, расположенный на вершине холма. Перед храмом расстилается обширный луг, на котором мы разбили свои палатки.

До Зубарева я дошла с трудом — что-то было не так с моими ногами. Пришлось обратиться к специалистам скорой помощи. Оказалось, что я намяла на подошвах огромные волдыри. Мне их вскрыли, обработали и залепили бактерицидным пластырем. Ходить было больно. Пришлось вечер провести в палатке. У меня появилась возможность как-то привести в порядок впечатления от крестного хода.

Первое, что можно сказать: среди этих сотен незнакомых мне людей я чувствовала себя очень уютно и комфортно. Я часто ездила на различные фестивали, тренинги, конференции, которые устраивали представители различных школ, направленных на духовное развитие. А здесь православный крестный ход... Есть ли разница?

Да, в чем-то есть. Когда ты приезжаешь на фестиваль или конференцию, кому-то сразу интересно, чего уже достигла, у какого мастера училась, как далеко до результата (высшая ступень духовного развития, просветление и т.д.). Участники таких мероприятий обычно стараются при встрече поздороваться, улыбнуться друг другу, даже если не знакомы — ведь всех объединяют и одновременно выделяют из социума общие знания и идеи духовного развития. Это очень часто возникает — чувство единства друг с другом и непохожести на других. Поэтому незнакомые люди здороваются и улыбаются друг другу, поэтому все стараются побыстрее познакомиться.

Иногда по утрам я бывала настолько поглощена процессами, которые во мне происходили, что необходимость улыбаться и здороваться немного напрягала, и в то же время не хотелось обижать прекрасных людей, которые меня окружали.

А здесь участники крестного хода не обращают внимания друг на друга. Здороваются здесь, только если знакомы. Кажется, что до тебя никому нет дела. Но если тебе требуется помощь, поднимаешь глаза и иногда даже не успеваешь попросить о ней, как к тебе сразу протягиваются несколько рук. Во время крестного хода я почувствовала, что православие — это не течение и не школа — это наше русское общество и его духовная жизнь.

Другое отличие в том, что здесь никого не интересует, чего ты достигла и как далеко продвинулась. Никто никого не осуждает и не одергивает. Вообще, принцип не осуждения, или не суждения, нигде не проводился так последовательно, как во время этого крестного хода. Мне кажется, здесь возрождаются целые пласты православной культуры, где многое наработано веками. Возможно, мы вспоминаем это где-то на генном уровне.


На другое утро ноги по-прежнему беспокоили. Ступать на них было болезненно и неприятно, но почему-то я чувствовала, что дойду. Первая сотня метров пути от Зубарева была самой тяжелой. Потом я начала петь молитву — и боль отступила. Когда замолкала, ноги опять начинали болеть. Поэтому я пела весь переход. Появилось состояние окрыленности и подъема. На подходе к селу Давыдову образовалась очередь желающих надеть на себя вериги прп. Иринарха. Вериги все время кто-то нес на себе, а во время остановок их можно было надеть. Я не раз подходила к тем, кто надевает вериги, но чувствовала, что примерить их на себя не готова. Однажды какая-то женщина рядом со мной сказала с нежностью; «Верижки...» Я тогда удивилась, ведь вериги — это инструмент для обуздания плоти, жестокий инструмент. В тот момент перед селом Давыдовым я почувствовала, что готова одеть вериги. Я стояла рядом и пела, и вот мне предложили пройти в веригах часть пути к Давыдову. А они, оказывается, не из железа уже сделаны, а из Любви. Верижки...

Иринарховский крестный ход

В Давыдове чудесный голубой храм. Говорят, что на подходе к Давыдову всегда бывает гроза и радуга над селом. В этот раз гроза тоже была, но сухая и без радуги.

Весь путь от Давыдова до Кондакова я непрерывно пела молитвы. Не шла, а просто летела. Такое состояние подъема очень редко было в моей жизни.

Иринарховский крестный ход

Кондаково — родина святого Иринарха. Выйдя из церкви в селе, почувствовала, как сильно печет ноги. Разложили палатку, я сняла кроссовки, и вот тогда появилась настоящая боль. На ноги было не вступить, в палатку просто заползала. Ничего страшного, я дошла. Как сказано в памятке участнику крестного хода: «Если ничего не претерпеть, то это и не крестный ход».


Утром стало немного легче, дошла сама до источника святого Иринарха. После купания стало еще лучше. А потом пришла к источнику вместе со всеми. Водосвятный молебен. Завершение Иринарховского крестного хода.

Иринарховский крестный ход

После этого крестного хода у меня осталась твердая уверенность, что все в моей жизни хорошо, и ничего плохого в ней никогда не случится. А еще несколько дней казалось, что среди обычных шумов и звуков надо мной поют ангелы.