Главная|Контакты|О сайте

История Испании - Испания в XVIII веке. Эпоха Бурбонов

Оглавление
История Испании
Карфагеняне и римский период.
Вестготский период.
Арабское господство
Реконкиста
Золотой век Испании
Упадок Испании
Испанское государство во второй половине XVII — начале XVIII в.
Испания в XVIII веке. Эпоха Бурбонов
Испания в XIX веке. Буржуазные революции
Все страницы

 

После Утрехтского мира Испания оказалась надолго втянутой в русло французской политики. На протяжении XVIII в. она не раз участвовала на стороне Франции в больших европейских войнах (война за австрийское наследство, война за польское наследство, Семилетняя война). Однако Бурбоны не смогли вернуть Испании ее прежнего положения в Европе.

В первые десятилетия XVIII в. длительный упадок постепенно сменяется подъемом в экономическом развитии страны. Этому в немалой степени способствовало то, что с 1713 по 1808 г. Испания не вела войн на своей территории. Значительно возросло население страны: с 7,5 млн. в 1700 г. до 10,4 млн. в 1787 г. и 12 млн. в 1808 г.

С середины XVIII в. шло постепенное восстановление испанской промышленности, происходил рост городского населения (хотя в целом оно не достигало даже 10%): к началу XIX в. Мадрид насчитывал 160 тыс. жителей, Барселона, Валенсия и Севилья — по 100 тыс. Остальные города были невелики, не более 10—20 тыс. жителей. Подъем в промышленности проявился прежде всего в восстановлении мануфактурного производства. Особенно быстро развивалось производство хлопчатобумажных тканей в экономически наиболее развитой области — Каталонии. За 30 лет население Барселоны выросло в 3 раза (1759—1789). Отмечался подъем металлургии в Астурии, число занятых в ней рабочих выросло почти в два раза.

Однако в большинстве городов еще преобладало цеховое ремесло. Его наиболее развитыми центрами были Галисия, Валенсия и Кастилия. В стране продолжала сохраняться значительная хозяйственная обособленность отдельных провинций, формирование внутреннего рынка шло крайне медленно.

В XVIII в. Испания продолжала оставаться отсталой аграрной страной. В деревне преобладали феодальные отношения. Более половины всех земель в стране принадлежало светским феодалам и церкви. Аграрные отношения в различных областях отличались большим своеобразием.

На севере в Галисии, Бискайе и Стране Басков преобладало мелкое хозяйство крестьян-цензитариев (эредад). В Кастилии наряду с этой формой аграрных отношений была распространена аренда на основе половничества и отработок в хозяйстве помещика. На юге в Андалусии преобладало плантационное хозяйство с использованием сезонных батраков-поденщиков. В XVIII в. во многих районах натуральные и отработочные повинности были заменены денежной рентой. Крестьянин уплачивал денежный ценз сеньору, налоги государству (в том числе алькабалу) и баналитеты.

Большую часть дворянских владений составляли неотчуждаемые майоратные земли. Майораты передавались по наследству старшему сыну, не могли дробиться, их нельзя было продавать и закладывать. Сохранение системы майоратов пагубно отражалось на экономическом развитии страны, препятствовало развитию капитализма. Значительная часть земель изымалась из хозяйственного использования; в Кастилии, где было особенно много майоратов, обрабатывалась всего '/з пригодных для сельского хозяйства земель. Большой урон земледелию по-прежнему наносили ежегодные перегоны стад Месты (привилегированной организации крупных скотоводов-дворян). Как и в XVI в., стада мериносов двигались через засеянные поля, виноградники, оливковые рощи.

Социальная структура страны оставалась архаичной. По-прежнему главенствующее положение принадлежало дворянству, которое сохраняло многочисленные привилегии. В отличие от других стран Европы в Испании в XVII—XVIII вв. возросла численно и укрепила свои экономические позиции титулованная знать. Это было результатом эксплуатации колоний, доходы от которой шли главным образом в руки высшего дворянства, скапливаясь в форме сокровищ. К высшему дворянству принадлежали владельцы майоратов; большинство их не занималось никакой хозяйственной деятельностью. Только на юге, в Андалусии и Эстремадуре, крупные земельные собственники — дворяне вели предпринимательское хозяйство и использовали наемный труд. Многие из них участвовали в колониальной торговле через посредников.

На другом полюсе находилась огромная масса полунищих идальго, ничего не имевших, кроме дворянского титула и «чистоты крови». Многие из них жили в городах, где пользовались до середины века привилегией занимать половину муниципальных должностей, которые часто были для них единственным источником дохода.

В Испании, как ни в одной другой стране, было велико влияние церкви, которая была самой верной последовательницей римского папы и носительницей католической реакции в Европе. Вплоть до начала XIX в. в стране свирепствовала инквизиция. Сильны были и экономические позиции церкви: она владела до 1/3 всех земель, заметную часть населения составляли монахи и служители церкви.

К третьему сословию (95% населения) принадлежали представители различных слоев — от бедных крестьян и поденщиков до купцов и финансистов. Его особенностью в Испании был низкий удельный вес буржуазии, что было связано с длительным экономическим упадком страны. Разбогатевшие выходцы из третьего сословия стремились купить идальгию (дворянское звание), чтобы не платить налогов. Получив дворянство, они, как правило, прекращали экономическую деятельность, так как она считалась несовместимой с идальгией.

В первой половине XVIII в. достигла наиболее законченного развития абсолютная монархия в Испании. После Утрехтского мира были ликвидированы самоуправление и средневековые вольности Арагона, Каталонии и Валенсии. Только Наварра сохранила остатки автономии. Главной тенденцией этого периода была централизация государства. Была проведена реформа органов исполнительной власти и местного самоуправления, по примеру Франции созданы интендантства. Кортесы окончательно потеряли реальное значение, превратившись в чисто церемониальный орган. После 1713 г. они собрались только 3 раза в течение всего XVIII века.

Время правления Карла III (1759— 1788) вошло в историю Испании как период реформ «просвещенного абсолютизма», целью которых было укрепление абсолютной монархии и расширение ее социальной базы.

Испанское Просвещение. Реформы «просвещенного абсолютизма».

Пиренеи не спасли Испанию от вторжения философии XVIII в. Однако из-за засилья католической церкви и инквизиции испанские просветители должны были полностью абстрагироваться от религиозных, философских, а зачастую и политических вопросов. Поэтому наиболее яркое отражение Просвещение получило в экономической литературе, эстетике, исторической науке, искусстве, педагогике. Развитие идей Просвещения в Испании совпало по времени с приходом к власти в стране французской династии Бурбонов. В Испании получили распространение взгляды Вольтера, Монтескье, Руссо. Защита передовых взглядов французского Просвещения была свойственна испанским просветителям. Негативной стороной этого стало чрезмерное преклонение перед всем французским, нигилистическое отношение к национальным традициям и достижениям национальной культуры, даже к огромным достижениям испанской литературы и искусства эпохи Возрождения.

У истоков испанского Просвещения стоит выдающийся мыслитель Бенито Фейхоо (1676—1764), монах-бенедиктинец, профессор университета в Овьедо. В начале XVIII в., когда в Испании еще сильно было влияние схоластики, Фейхоо провозгласил высшими критериями истины разум и опыт. Выступая как горячий проповедник передовой европейской науки своего времени, он в то же время был чужд некоторых слабых сторон испанского Просвещения, выступал за сохранение прогрессивных традиций в национальной культуре, высоко оценивал ее достижения. Фейхоо решительно осуждал сословные и религиозные предрассудки, выступал за всеобщее образование для народа.

Фейхоо явился основоположником целого направления в испанском Просвещении, которое может быть определено как идеологическое. Наиболее влиятельными сторонниками второго направления — экономического — стали «министры-просветители»: Кампоманес, граф Аранда, граф Флоридабланка. Выступая за преодоление отсталости страны, за распространение образования, они исходили из того, что только экономически сильное и процветающее государство может решить эти задачи, и возлагали надежды на «просвещенную монархию». Многие из их сочинений и проектов написаны с позиций физиократов.

Особое место в испанском Просвещении занимает выдающийся ученый, писа¬тель, общественный и государственный деятель Гаспар Мельчор де Ховельянос-и-Рамирес (1744—1811). Как и многие его современники, он видел ключ к решению проблем страны в создании процветающей экономики. Самым значительным его произведением был «Доклад об аграрном законе» (1795). Написанный с позиций физиократов, «Аграрный закон» был направлен против крупного помещичьего землевладения, и прежде всего против майоратов. В нем также содержалось требование ликвидации привилегий Месты, дезамортизации (отмены неотчуждаемости) церковных земель, укрепления мелкого крестьянского хозяйства как важнейшего условия развития промышленности и торговли. Осуществление этих мер создало бы благоприятные условия для капиталистического развития страны.

В своих исторических и философских концепциях Ховельянос был близок к Фейхоо. Являясь горячим защитником прогрессивных традиций испанской культуры, создавая свои проекты, он думал прежде всего об улучшении положения народа. Можно сказать, что Ховельянос соединил в своей деятельности лучшие стороны обоих направлений испанского Просвещения. Несмотря на преклонный возраст, Ховельянос принял участие в испанской революции 1808—1814 гг., вошел в Центральное революционное правительство.

В деятельности испанских просветителей значительное место занимала борьба за развитие народного образования и установление в стране светского образования Однако испанское Просвещение носило элитарный характер, для него типично было слабое распространение его идей среди представителей третьего сословия.

В 60—80-х годах XVIII в. (при Карле III) Кампоманес и его единомышленники, занимая высшие государственные должности, провели ряд реформ, способствовавших оживлению испанской экономики, открывавших определенные возможности для развития капиталистических отношений. К их числу принадлежит реформа, проведенная Кампоманесом и Флоридабланкой. Она ограничила майоратное землевладение, права Месты, отменила средневековые ограничения в торговле и ввела свободную торговлю зерном, ликвидировала монополии Севильи и Кадиса на ведение колониальной торговли; реформа колониального управления значительно увеличила доходы казны. Важной мерой, проведенной графом Арандой, был указ об изгнании иезуитов из Испании и ее колоний; все их владения были конфискованы. Большое значение имел закон 1783 г., который объявил почетными все виды деятельности и ликвидировал запрещение дворянам участвовать в торгово-экономической деятельности.

Отсутствие широкой социальной базы для буржуазных преобразований было причиной неудач многих проектов, а затем отстранения от власти и изгнания прогрессивных деятелей. Реакционные тенденции особенно усилились с началом буржуазной революции во Франции, которая толкнула вправо правящие круги Испании.

Испания и революция во Франции.

Ввод наполеоновских войск. Пиренеи не смогли защитить Испанию от влияния Французской революции. Ее идеи нашли отклик в передовых кругах испанского общества, получила распространение французская революционная литература. На юге и юго-западе Испании, в Каталонии произошли крестьянские восстания с требованием отмены феодальных повинностей и непосильных налогов. Среди восставших раздавались призывы последовать примеру Франции.

Господствующие классы были напуганы революцией в соседней Франции. Намечавшиеся реформы были оставлены, была закрыта французская граница. В Испании нашли приют французские аристократы-эмигранты.

Правление безвольного и ограниченного Карла IV (1788—1808) было на редкость мрачным и бесцветным периодом в истории Испании. Управление страной целиком перешло в руки фаворита королевы, гвардейского офицера Мануэля Годоя. Его приход к власти в 1792 г. был связан с событиями в революционной Франции — свержением монархии и установлением республики. За этими событиями последовало усиление реакции в Испании; были отстранены от власти министры-просветители граф Аранда и Флоридабланка, известные своими профранцузскими симпатиями.

Первые годы правления Годоя (1792— 1795) получили в название «просвещенного абсолютизма Годоя». При этом, прикрываясь лозунгами просвещения, первый министр усилил борьбу против проникновения в Испанию революционных идей. Его политика была реакцией на успехи революции во Франции. Установленный им режим был направлен на пресечения всех связей с революционной Францией, свирепствовала цензура, был введен жесткий контроль над университетами, прокатилась волна репрессий против сторонников французского Просвещения и лиц, сочувствовавших французским революционерам. Такой курс нашел отражение и во внешней политике: в 1793 г. Испания вступила в коалицию европейских держав против революционной Франции.

Однако вскоре испанские войска были разбиты, французская армия вступила на территорию страны. От полного разгрома Испанию спас контрреволюционный переворот 9 термидора. Подписанный в 1795 г. Базельский мир привел страну к национальному унижению: Испания попала под влияние Франции и заключила с ней военный союз, условием которого было вступление в войну против Англии, а затем участие в войнах, которые вела Франция в период Директории и Консульства. Эти войны обернулись для Испании новыми поражениями. В 1805 г. после разгрома франко-испанской эскадры в сражении при Трафальгаре Испания лишилась почти всего флота.

Испанская аристократия, многочисленная королевская семья, в том числе и наследный принц Фердинанд VII, ненавидевший своего отца и Годоя, были далеки от понимания всей глубины кризиса, который переживала страна. Экономические трудности сильно возросли в начале XIX в. в связи с рядом неурожайных лет, эпидемиями, стихийными бедствиями. Несмотря на тяжелое финансовое положение Испании, Наполеон (помимо военной помощи) неукоснительно требовал от нее выплаты ежегодных субсидий на нужды французской армии. Огромный ущерб наносило экономике страны участие в континентальной блокаде, которая лишила ее традиционных рынков сбыта продукции сельского хозяйства. Потеря военного флота тяжело сказалась на колониальной торговле и способствовала росту английской контрабанды в американских колониях Испании.