Главная|Контакты|О сайте

История Испании - Золотой век Испании

Оглавление
История Испании
Карфагеняне и римский период.
Вестготский период.
Арабское господство
Реконкиста
Золотой век Испании
Упадок Испании
Испанское государство во второй половине XVII — начале XVIII в.
Испания в XVIII веке. Эпоха Бурбонов
Испания в XIX веке. Буржуазные революции
Все страницы

После окончания Реконкисты в 1492г. весь Пиренейский полуостров, за исключением Португалии,  а также Сардиния, Сицилия, Балеарские острова, Неаполитанское королевство и Наварра были объединены под властью испанских королей.

В 1516 г. на престол вступил Карл I. Будучи внуком Фердинанда и Изабеллы по матери, по отцу он приходился внуком императору Максимилиану I Габсбургу. От своего отца и деда Карл I получил владения Габсбургов в Германии, Нидерланды и земли в Южной Америке. В 1519 г. он был избран на престол Священной Римской империи германской нации и стал императором Карлом V. Современники часто говорили, что в его владениях «никогда не заходит солнце». При этом Арагонское и Кастильское королевства, связанные лишь династической унией, каждое имели свои сословно-представительные учреждения — кортесы, свое законодательство и судебную систему. Кастильские войска не могли вступать на земли Арагона, а Арагон не был обязан защищать земли Кастилии в случае войны.

До 1564 года не существовало единого политического центра, королевский двор перемещался по стране, чаще всего останавливаясь в Вальядолиде. Только в 1605 г. официальной столицей Испании стал Мадрид.

Правление Карла V

Молодой король Карл I (V) (1516—1555) до вступления на пре стол воспитывался в Нидерландах. Его свита и окружение состояли главным образом из фламандцев, сам король плохо говорил по-испански. В первые годы Карл управлял Испанией из Нидерландов. Избрание на императорский престол Священной Римской империи, путешествие в Германию и расходы на коронацию должна была оплачивать Испания.

Карл V с первых лет своего правления смотрел на Испанию прежде всего как на источник финансовых и людских ресурсов для проведения имперской политики в Европе. Он систематически нарушал обычаи и вольности испанских городов и права кортесов, что вызывало недовольство бюргерства и ремесленников.  В первой четверти XVI в. деятельность оппозиционных сил сконцентрировалась вокруг вопроса о принудительных займах, к которым часто прибегал король с первых лет своего правления.

В 1518 г. для расплаты со своими кредиторами—немецкими банкирами Фуггерами Карл V смог с большим трудом получить у кастильских кортесов огромную субсидию, но эти деньги были быстро истрачены. В 1519 году для того, чтобы получить новый займ, король был вынужден принять условия, выдвинутые кортесами, среди которых было требование, чтобы он не покидал Испанию, не назначал иностранцев на государственные должности, не отдавал им на откуп сбор налогов.Но сразу после получения денег король покинул Испанию, назначив наместником фламандца кардинала Адриана Утрехтского.

Восстание городских коммун Кастилии (комунерос).

Нарушение королем подписанного соглашения явилось сигналом к восстанию городских коммун против королевской власти, получившему название восстания комунерос (1520—1522). После отъезда короля, когда депутаты кортесов, проявившие чрезмерную уступчивость, вернулись в свои города, они были встречены всеобщим негодованием. Одним из главных требований восставших городов было запрещение ввоза в страну шерстяных тканей из Нидерландов.

Летом 1520 года в рамках Священной хунты объединились вооруженные силы восставших во главе с дворянином Хуаном де Падилья. Города отказались повиноваться наместнику и запретили его вооруженным силам вступать на их территорию.  Города требовали возвращения в казну захваченных грандами коронных земель, уплаты ими церковной десятины. Они рассчитывали, что эти меры улучшат финансовое положение государства и приведут к ослаблению налогового бремени, ложившегося всей своей тяжестью на податное сословие.

Весной и летом 1520 г. под контролем Хунты оказалась почти вся страна. Кардинал-наместник, пребывая в постоянном страхе, писал Карлу V, что «нет в Кастилии ни одного селения, которое не присоединилось бы к бунтовщикам». Карл V приказал выполнить требования некоторых городов, чтобы внести раскол в движение.

Осенью 1520 г. от восстания отошли 15 городов, их представители, собравшись в Севилье, приняли документ об отходе от борьбы. Осенью того же года кардинал-наместник начал открытые военные действия против восставших.

По мере углубления движения начал отчетливо проявляться его антифеодальный характер. К восставшим городам присоединялись кастильские крестьяне, страдавшие от произвола грандов на захваченных домениальных землях. Крестьяне громили поместья, разрушали замки и дворцы знати. В апреле 1521 г. Хунта заявила о своей поддержке крестьянского движения, направленного против грандов как врагов королевства.

После этого дворяне и знать открыто перешли в лагерь врагов движения. Лишь незначительная группа дворян осталась в составе Хунты, главную роль в ней стали играть средние слои горожан. Используя вражду дворянства и городов, войска кардинала-наместника перешли в наступление и нанесли поражение войскам Хуана де Падильи в битве при Вильяларе (1522). Руководители движения были захвачены в плен и обезглавлены.

В октябре 1522 г. Карл V вернулся в страну во главе отряда наемников, но к этому времени движение было уже подавлено.

Экономическое развитие Испании в XVI веке.

Наиболее густонаселенной частью Испании была Кастилия, где проживало 3/4 населения Пиренейского полуострова. Основная масса кастильских крестьян являлась лично свободной. Они держали в наследственном пользовании земли духовных и светских феодалов, уплачивая за них денежный ценз.

Социально-экономический строй Арагона, Каталонии и Валенсии резко отличался от строя Кастилии. Здесь ив XVI в. сохранялись наиболее жестокие формы феодальной зависимости. Феодалы наследовали имущество крестьян, вмешивались в их личную жизнь, могли подвергать их телесным наказаниям и даже предавать смертной казни.

Особенно в тяжелом положении в Испании были мориски — потомки мавров, насильственно обращенных в христианство. Они облагались большими налогами, постоянно находились под надзором инквизиции. Вопреки этому, трудолюбивые мориски издавна выращивали такие ценные культуры, как оливы, рис, виноград, сахарный тростник, шелковичное дерево. На юге они создали совершенную ирригационную систему, благодаря которой мориски получали высокие урожае зерна, овощей и фруктов.

В течение многих веков важной отраслью сельского хозяйства Кастилии являлось перегонное овцеводство. Наибольшая часть овечьих отар принадлежала привилегированной дворянской корпорации — Месте, пользовавшейся особым покровительством королевской власти.

Дважды в год, весной и осенью, тысячи овец перегонялись с севера на юг полуострова по каньядам - широким дорогам, проложенным через возделанные поля, виноградники, оливковые рощи. Продвигаясь по стране, десятки тысяч овец наносили огромный ущерб земледелию. Под страхом тяжелого наказания крестьянам запрещалось огораживать свои поля от проходивших стад.

Места добилась в начале XVI века подтверждения всех прежних привилегий этой корпорации, что наносило значительный ущерб земледелию.

Налоговая система в Испании также стесняла развитие капиталистических элементов в экономике страны. Наиболее ненавистным налогом была алькабала — 10 %-ный налог с каждой торговой сделки; кроме того, существовало еще огромное количество постоянных и чрезвычайных налогов, размеры которых в течение XVI века все время возрастали, забирая до 50 % доходов крестьянина и ремесленника. Тяжелое положение крестьян усугублялось всевозможными государственными повинностями (транспортировка грузов для королевского двора и войска, постой солдат, поставки продовольствия для армии и т. п.).

Испания была первой страной, испытавшей на себе воздействие революции цен. Это было следствием большого количества золота и других драгоценностей, поступавших в Испанию из колоний. В течение XVI века цены выросли в 3,5—4 раза. В Испании стало выгоднее продавать, чем покупать. Уже в первой четверти XVI в. наблюдалось повышение цен на предметы первой необходимости, и прежде всего на хлеб.  Однако установленная в 1503 г. система такс (максимальных цен на зерно) искусственно удерживала низкие цены на хлеб, в то время как остальные продукты быстро дорожали. Следствием этого стало сокращение посевов зерновых и к резкое падение производства зерна в середине XVI века. Начиная с 30-х годов большинство районов страны ввозило хлеб из-за границы— из Франции и Сицилии. Привозной хлеб не подпадал под действие закона о таксах и продавался в 2—2,5 раза дороже, чем зерно, производимое испанскими крестьянами.

Завоевание колоний и невиданное расширение колониальной торговли способствовали подъему ремесленного производства в городах Испании и возникновению отдельных элементов мануфактурного производства, особенно в сукноделии. В главных его центрах — Сеговии, Толедо, Севилье, Куэнке — возникли мануфактуры.

Большой известностью с арабских времен пользовались в Европе испанские шелковые ткани, славившиеся высоким качеством, яркостью и устойчивостью красок. Главными центрами производства шелка были Севилья, Толедо, Кордова, Гранада и Валенсия. Дорогие шелковые ткани мало потреблялись в Испании и шли в основном на экспорт, так же как и изготовлявшиеся в южных городах парча, бархат, перчатки, шляпы. При этом грубые дешевые шерстяные, а также льняные ткани ввозились в Испанию из Нидерландов и Англии.

Другим старым экономическим центром Испании считался район Толедо. Сам город славился выделкой сукон, шелковых тканей, производством оружия и обработкой кожи.

В 1503 году была установлена монополия Севильи на торговлю с колониями и создана «Севильская торговая палата», которая осуществляла контроль за вывозом товаров из Испании в колонии и ввозом грузов из Нового Света, в основном состоявших из слитков золота и серебра. Все предназначенные к вывозу и ввозу товары тщательно регистрировались чиновниками и облагались пошлинами в пользу казны.

Вино и оливковое масло стали главными статьями испанского экспорта в Америку. Вложение денег в колониальную торговлю давало очень большие выгоды (прибыль была здесь намного выше, чем в других отраслях). Значительная часть купцов и ремесленников переселялась в Севилью из других районов Испании, прежде всего с севера. Быстро росло население Севильи: с 1530 по 1594 г. оно удвоилось. Увеличивалось количество банков и купеческих компаний. В то же время это означало фактическое лишение других областей возможности торговать с колониями, так как из-за отсутствия водных и удобных наземных путей перевоз товаров в Севилью с севера стоил очень дорого. Монополия Севильи обеспечивала казне получение огромных доходов, но она пагубно отразилась на экономическом положении других районов страны. Роль северных областей, имевших удобные выходы в Атлантический океан, сводилась лишь к охране флотилий, направлявшихся в колонии, что привело их экономику к упадку в конце XVI в.

Несмотря на экономический подъем первой половины XVI века, Испания оставалась в целом аграрной страной со слаборазвитым внутренним рынком, отдельные области были локально-замкнутыми в хозяйственном отношении.

Государственный строй.

В период правления Карла V (1516— 1555) и Филиппа II (1555—1598) произошло усиление центральной власти, однако испанское государство представляло собой в политическом отношении пестрый конгломерат разобщенных территорий.

Уже в первой четверти XVI века  роль кортесов была сведена исключительно к вотированию новых налогов и займов королю. На их заседания все чаще стали приглашаться только представители городов. С 1538 г. дворянство и духовенство официально не были представлены в кортесах. В то же время в связи с массовым переселением дворян в города вспыхнула ожесточенная борьба между бюргерством и дворянством за участие в городском самоуправлении. В итоге дворяне добились закрепления за собой права на занятие половины всех должностей в муниципальных органах. В некоторых городах, например в Мадриде, Саламанке, Саморе, Севилье, во главе городского совета обязательно должен был стоять дворянин; из дворян формировалась и городская конная милиция. Все чаще в кортесах в качестве представителей городов выступали дворяне. Правда, дворяне часто продавали свои муниципальные должности зажиточным горожанам, многие из которых даже не являлись жителями данных мест, или сдавали их в аренду.

Дальнейший упадок кортесов сопровождался в середине XVII в. лишением их права вотировать налоги, которое было передано городским советам, после чего кортесы перестали созываться.

В XVI — начале XVII в. крупные города во многом сохраняли свой средневековый облик. Это были городские коммуны, где у власти стояли городской патрициат и дворяне. Многие городские жители, имевшие достаточно высокие доходы, за деньги приобретали «идальгию», что освобождало их от уплаты налогов.