Главная|Контакты|О сайте

История Испании

Оглавление
История Испании
Карфагеняне и римский период.
Вестготский период.
Арабское господство
Реконкиста
Золотой век Испании
Упадок Испании
Испанское государство во второй половине XVII — начале XVIII в.
Испания в XVIII веке. Эпоха Бурбонов
Испания в XIX веке. Буржуазные революции
Все страницы

Уже в III тысячелетии до н. э. на юге и востоке Испании появились иберские племена. Предполагают, что они пришли сюда из Северной Африки. Эти племена дали полуострову его древнее название – Иберийский. Иберы постепенно расселились на территории современной Кастилии, жили в укрепленных деревнях, занимались земледелием, скотоводством и охотой. Свои орудия труда они изготовляли из меди и бронзы. В те древние времена у иберов уже была своя письменность.

В начале тысячелетия до н.э. через Пиренеи вторглись племена представителей индоевропейских народов, главным образом кельтов. Новые пришельцы предпочитали вести войны и пасти скот, а не заниматься земледелием.

 

Кельты и иберы жили рядом, то объединяясь, то воюя друг с другом. В районе между верховьями рек Дуэро и Тахо археологи обнаружили следы более 50 поселений. Этот район позднее получил название Кельтиберия. Именно народ кельтиберийской культуры изобрел обоюдоострый меч, впоследствии ставший стандартным вооружением римской армии. Позднее римляне использовали этот меч и против кельтиберийских племен. Эти древние жители испанской земли были искусными воинами. .В случае нападения врагов Союз кельтиберийских племен мог выставить до 20 тыс. воинов. Они яростно защищали от римлян свою столицу – Нуманцию, и далеко не сразу римлянам удалось одержать победу.

В Андалусии с первой половины до середины I тысячелетия до н. э. в плодородной долине реки Гвадалквивир существовало государство Тартесс. Возможно, это и была упоминаемая в Библии богатая область «Таршиш», известная финикийцам. Тартесская культура распространилась также на север в долину реки Эбро, где положила начало греко-иберийской цивилизации. До сих пор нет единого мнения о происхождении жителей Тартесса – турдетанов. Они близки иберам, но находились на более высокой ступени развития.


Часть империи Карфагена

В начале I тысячелетия до н.э. финикийцы на южном побережье Пиренейского п-ова основали свои колонии Гадир (Кадис), Малака, Кордова и др., а греки обосновались на восточном побережье.

В V—IV вв. до н. э. усиливается влияние Карфагена, который стал основным центром финикийской цивилизации. Империя Карфагена занимала большую часть Андалусии и средиземноморское побережье. Карфагеняне установили торговую монополию в Гибралтарском проливе Самой крупной колонией карфагенян на Пиренейском полуострове был Новый Карфаген (современная Картахена). На восточном побережье Пиренейского полуострова были основаны иберийские города, напоминавшие греческие города-государства.

Поражение карфагенян во Второй Пунической войне в 210 г. до н. э. привело к установлению римского господства на полуострове. Карфагеняне окончательно потеряли свои владения после побед Сципиона Старшего (206 год до н. э.).

 

Под римским владычеством

Римляне установили полный контроль над восточным побережьем Пиренейского п-ова (Ближней Испанией), где заключили союз с греками, предоставив им власть над Карфагенской Андалусией и внутренними районами полуострова (Дальней Испанией).

В 182 году до н.э. римляне вторглись в долину реки Эбро и одержали победу над кельтиберийскими племенами. В 139 до н.э. были завоеваны лузитаны и кельты, войска римлян вошли на территорию Португалии и разместили свои гарнизоны в Галисии.

Между 29 и 19 до н.э. были завоеваны земли кантабров и других племен северного побережья.

К 1 в. н.э. в Андалусии под римским влиянием местные языки были забыты. Римляне проложили сеть дорог во внутренней части Пиренейского полуострова. В крупных центрах Римской Испании, в Тарраконе (Таррагоне), Италике (близ Севильи) и Эмерите (Мериде), были возведены театры и ипподромы, памятники и арены, мосты и акведуки. Через морские порты активно велась торговля оливковым маслом, винами, пшеницей, металлами и другими товарами. Местные племена оказали сопротивление и были переселены в отдаленные районы.

Испания стала второй по значению территорией Римской империи после самой Италии.

Она стала родиной четырех римских императоров. Наиболее известны Траян и Адриан. Южная часть Испании дала Феодосия Великого, писателей Марциала, Квинтилиана, Сенеку и поэта Лукана.

Самым сильным влияние римлян было в Андалусии, южной Португалии и на побережье Каталонии около Таррагоны. Племена басков, населявшие северную часть полуострова, так и не были полностью покорены и романизированы, что объясняет их современный особенный языковой диалект, не имеющий ничего общего с Латинской группой языков. Другие доримские народы Иберии были ассимилированы уже к I – II вв. н. э. Три живых испанских языка уходят корнями в латынь, а римские законы стали основой испанской юридической системы.

Распространение христианства

Весьма рано во II в. н.э. сюда проникло христианство и стало распространяться, несмотря на кровавые преследования. К III в. в главных городах уже существовали христианские общины. Первых христиан в Испании жестоко преследовали, но документы собора, состоявшегося около 306 года в Илиберисе близ Гранады, свидетельствуют, что еще до крещения римского императора Константина в 312 году, христианская церковь в Испании имела хорошую организационную структуру.

В начале V века в Испанию проникли вандалы, аланы и свевы и поселились в Андалузии, Лузитании и Галисии; римляне пока удерживались в восточной половине полуострова.


Вестготов, вторгшихся в Италию в 410 году, римляне использовали для восстановления порядка в Испании. В 468 г. король вестготов Эйрих расселил своих подданных в северной Испании. В 475 г. он создал самый ранний в государствах, образованных германскими племенами, письменный свод законов (кодекс Эйриха).

 

Римский император Зенон в 477 официально признал переход всей Испании под власть Эйриха.

Вестготы приняли арианство и создали касту аристократов. Вестготская верхушка отрицала божественность Христа, тогда как местное население исповедовало католическую религию. Еще в 400 году на Толедском соборе был принят единый для всех христиан Испании католицизм. Жестокое обращение ариан-вестготов с местным населением на юге Пиренейского полуострова послужило причиной вторжения византийских войск Восточной Римской империи, которые оставались в юго-восточных районах Испании до VII века.

Вестготы вытеснили пришедших до них вандалов и аланов в северную Африку и создали королевство со столицей в Барселоне. Свевы создали Свевское королевство на северо-западе в Галисии. Вестготский король Атанагильд (554–567) перенес столицу королевства в Толедо и отвоевал Севилью у византийцев.

Король Леовигильд (568–586) занял Кордову и попытался заменить выборную монархию вестготов на наследственную. Вестготы составляли всего 4% от населения подвластных им земель. Вынужденный считаться с католической верой основной массы населения, Леовигильд реформировал законы в пользу католиков юга.

Король Рекаред (586–601) отказался от арианства и перешел в католицизм. Рекаред созвал совет, на котором смог убедить арианских епископов признать католицизм государственной религией.

После его смерти имел место временный возврат к арианству, но с восшествием на престол Сисебута (612–621) католичество вновь стало государственной религией.

Первым вестготским королем, правившим всей Испанией, был

Свинтила (621–631).

При Реккесвинте (653–672) приблизительно в 654 был обнародован выдающийся документ вестготского периода – знаменитый свод законов «Либер Юдициорум». Он отменял имевшиеся правовые различия между вестготами и местными народами.

В вестготском королевстве, в условиях выборной монархии, была неизбежна борьба между претендентами на престол. Мятежи, заговоры и интриги ослабляли королевскую власть. Несмотря на признание вестготами католицизма, религиозные распри лишь усилились. К VII в. все нехристиане, особенно евреи, были поставлены перед выбором: изгнание или обращение в христианство.

Трехсотлетнее правление вестготов оставило значительный след в культуре полуострова, но не привело к созданию единой нации.


 

Часть огромных владений халифата Омейядов.

В 711 году одна из вестготских группировок обратилась за помощью к арабам и берберам из северной Африки. Завоевателей, которые прибыли из Африки и вызвали падение вестготского господства, в Испании называли маврами.

Арабы переправились из Африки в Испанию и, одержав ряд побед, положили конец просуществовавшему почти 300 лет вестготскому государству. В короткое время почти вся Испания была завоевана арабами. Несмотря на отчаянное сопротивление вестготов, через десять лет не завоеванными остались лишь горные области Астурии.

Поскольку Испания была завоевана африканскими войсками, ее считали зависимой от африканских владений халифата Омейядов. Эмир Испании назначался африканским наместником, который в свою очередь подчинялся халифу, резиденция которого находилась в Дамаске, в Сирии.

Арабы не стремились к обращению покоренных народов в ислам. Они предоставляли народам завоеванных стран право: либо принять ислам, либо платить подушную подать (сверх поземельного налога). Арабы, предпочитая земные выгоды интересам религиозным, считали, что не стоит силой приобщать к исламу покоренные народы; ведь подобные действия лишали их добавочных податей.

Арабы относились с уважением к жизненному укладу и обычаям покоренных народов. Основная масса испано-римского и вестготского населения управлялась своими графами, судьями, епископами и пользовалась своими церквами. Покоренные народы продолжали жить под владычеством мусульман в условиях почти полной гражданской независимости.

Церкви и монастыри также платили налоги.

Часть земель составили в особый общественный фонд. В этот фонд вошли церковные имущества и земли, которые принадлежали вестготскому государству, бежавшим магнатам, а также имущество владельцев, оказавших сопротивление арабам.

За теми, кто капитулировал или подчинился завоевателям, арабы признали право собственности на все их имущество с обязательством платить поземельный налог с пахотных земель и с земель, засаженных плодовыми деревьями. Так же поступили завоеватели по отношению к ряду монастырей. Кроме того, теперь владельцы могли свободно продавать свою собственность, что в вестготскую эпоху было не так просто.

С рабами мусульмане обращались более мягко, чем вестготы, при этом достаточно было любому рабу-христианину перейти в ислам, чтобы стать свободным

Преимущества арабской системы управления обесценивались в глазах побежденных, поскольку теперь христиане были подчинены иноверцам. Особенно тяжелым это подчинение было для церкви, которая зависела от халифа, присвоившего себе право назначать и низлагать епископов и созывать соборы.

От арабского завоевания больше выиграли евреи, поскольку стеснительные законы вестготской эпохи были отменены завоевателями. Евреи получили возможность занимать административные должности в испанских городах.

Кордовский эмират

Знатный род Омейядов, который в течении продолжительного периода стоял во главе арабского халифата, в конце концов был свергнут с престола представителями другой семьи — Аббасидами.

Смена династий вызвала в арабских владениях всеобщие смуты. При подобных обстоятельствах юноша из семьи Омейядов по имени Абдаррахман в ходе вооруженных действий захватил власть в Испании и стал эмиром, независимым от аббасидского халифа. Главным городом нового государства была Кордова. С этого времени начинается новая эпоха в истории арабской Испании (756 г.).

В течение долгого времени представители различных племен оспаривали или не признавали власть нового независимого эмира. Тридцать два года правления Абдаррахмана были заполнены постоянными войнами. В результате одного из заговоров, организованных против эмира, в Испанию вторгся франкский король Карл Великий. Заговор не удался, завоевав несколько городов на севере Испании, франкский король был вынужден возвратиться со своими войсками, поскольку другие дела требовали присутствия правителя в его королевстве. Арьергард франкского войска был полностью уничтожен в ущелье Ронсеваль непокоренными басками; в этой битве погиб знаменитый франкский воин, граф бретонский Роланд. О смерти Роланда была создана знаменитая легенда, послужившая основой для эпической поэмы «Песнь о Роланде».

Жестоко подавляя возмущения, обуздывая многочисленных противников, Абдаррахман укрепил свою власть и отвоевал города, захваченные франками.

Сын Абдаррахмана Хишам I (788—796 гг.) был набожным, милосердным и скромным государем. Более всего занимали Хишама религиозные дела. Он покровительствовал теологам — факихам, которые приобрели при нем большое влияние. Значение фанатиков стало особенно заметно в правление преемника Хишама, Хакама I (796—822 гг.). Новый эмир ограничил участие факихов в делах управления. Религиозная партия, стремящаяся к власти, принялась вести агитацию, возбуждая народ против эмира и устраивая различные заговоры. Дело дошло до того, что в эмира бросали камни, когда он проезжал по улицам. Хакам I дважды подвергал наказаниям мятежников в Кордове, однако это не помогло. В 814 г. фанатики осадили эмира в его собственном дворце. Войскам эмира удалось подавить восстание, мнгие были убиты, остальных мятежников Хакам выслал из страны. В результате 15 000 семейств переселились в Египет и до 8000 ушли в Фец, в северо-западную Африку.

Расправившись с фанатиками, Хакам занялся устранением опасности, которая исходила от жителей города Толедо.

Этот город, хотя номинально и был подчинен эмирам, фактически пользовался подлинной автономией. Арабов и берберов в городе было немного. Жители Толедо не забывали о том, что их город был столицей независимой Испании. Они гордились этим и упорно отстаивали свою независимость. Хакам решил покончить с этим. Он созвал к себе во дворец наиболее знатных и богатых горожан и перебил их. Толедо, лишенный своих самых влиятельных граждан, остался в подчинении у эмира, но через семь лет, в 829 году, снова провозгласил свою независимость.

Преемнику Хакама Абдаррахману II (829 г.) пришлось воевать с Толедо в течение восьми лет. В 837 г. он овладел городом благодаря начавшимся в Толедо разногласиям между христианами и ренегатами (бывшими христианами, принявшими ислам). При последующих правителях неоднократно предпринимались попытки достижения политической независимости в различных областях страны.

Кордовский халифат

И только Абдаррахман III (912—961), один из величайших омейядских правителей, одаренный большими политическими и военными способностями, за короткое время покорил всех врагов центральной власти. В 923 г. он отбросил титул независимого эмира, который носили предыдущие Омейяды. Абдаррахман III принял титул халифа, приравняв себя тем самым к багдадскому халифу. У нового халифа была цель — основать прочную абсолютную монархию. Предприняв ряд походов против христиан, Абдаррахман III установил затем дружественные отношения с христианскими королями. Эмир вмешивался во внутренние дела Леона, поддерживая угодных ему претендентов на престол и сея смуты в христианском государстве. Его войска овладели Северной Африкой и подчинили ее кордовскому халифату.

Своей мудрой политикой Абдаррахмана III стяжал всеобщее уважение, успехи халифа привлекли к нему внимание всей Европы.

У Абдаррахмана III была большая боеспособная армия и самый могущественный флот на Средиземном море.

Все европейские короли посылали к нему посольства с просьбами о заключении союзов. Арабская Испания превратилась в политический и культурный центр Европы.

Абдаррахман покровительствовал развитию сельского хозяйства, ремесла, торговли, литературы и просвещения. При нем арабская наука и искусство в Испании достигли высшей степени расцвета Многолюдные города украсили стран, были созданы крупные памятники искусства. В Кордове было около полумиллиона жителей, она стала одним из самых прекрасных городов мира. В городе были возведены множество мечетей, бань, дворцов, разбиты сады. С Кордовой соперничали Гренада, Севилья, Толедо.

Сын Абдаррахмана, поэт и ученый Хакам II (961—976 гг.), продолжал политику отца, особенно в области культуры. Он собрал в своей библиотеке до 400 000 свитков, кордовский университет был тогда самым знаменитым в Европе. Хакам II успешно вел также и войны, сначала с христианами севера, а потом с восставшими африканцами.

Сын халифа Хишам II (976—1009 гг.) вступил на престол в 12-летнем возрасте. В его правление военная мощь халифата достигла апогея. Фактически власть находилась в руках первого министра Мухаммеда-ибн-Абу-Амира, по прозвищу аль-Мансур (победитель). Он правил как бы от имени Хишама II, на самом деле изолировал юного халифа от мира и имел в своих руках всю полноты власти.

Мухаммед по складу своего характера был воителем. Он реорганизовал армию, включив в нее большое число преданных ему лично берберов, которых призвал из Африки. В результате военных кампаний почти все королевство признало свою зависимость от аль-Мансура. Независимыми остались только часть Астурии и Галисии и некоторые земли в Кастилии

После смерти аль-Мансура в 1002 году, заботы по управлению халифатом пали на его сына Музаффара, которого титуловали хаджибом, хотя он был подлинным халифом.

Переход верховной власти к представителям фамилии аль-Мансура возмутил многих. Началась борьба за власть. В 1027 году халифом был избран представитель семьи Омейядов Хишам III. Но у нового халифа не было должных способностей к управлению, и в 1031 году он утратил престол. Спустя 275 лет после своего основания кордовский халифат, основанный Абдаррахманом I, прекратил существование.

На развалинах Кордовского халифата возник целый ряд мелких независимых государств.

До конца арабского господства продолжались войны, раздробленность, борьба за власть.


Христианское королевство в Астурии

Все это благоприятствовало христианским государствам, существовавшим в пределах Испании. В начале арабского завоевания Пиренейского полуострова немногие вестготы, бежавшие в горы Астурии, сохранили независимость. Они объединились под властью Пелайо, или Пелагия, который, согласно преданию, был родственником вестготских королей. Пелайо стал первым королем Астурии. Испанские летописи называют его возобновителем свободы испанцев.

 

Часть вестготской знати под предводительством Пелайо начала непрерывную многовековую войну против мавров, которая получила название Реконкиста (отвоевание).

Согласно сообщениям древнейших летописцев, вестготские элементы оказывали непрерывное сопротивление только в одной области — в Астурии.

Под защитой гор, рассчитывая на помощь местных жителей, они намерены были решительно сопротивляться завоевателям

В 718 году было остановлено продвижение экспедиционного корпуса мавров при Ковадонге.

Астурийский двор во многом продолжал традиции толедского. Здесь также продолжается борьба между королем и знатью — король борется за право передачи престола по наследству и за укрепление своего единодержавия, а знать — за участие в выборах короля, за сохранение всегда желанной независимости. В течение всего VIII столетия история Астурии сводится именно к этой борьбе. Пелагий умер в 737 году, его сын Фавила, ничего не предпринял для расширения границ королевства.

Внук Пелайо Альфонс I (739—757 годы) соединил Кантабрию с Астурией. В середине VIII века астурийские христиане, воспользовавшись восстанием берберов, под руководством короля Альфонсо I заняли соседнюю Галисию. В Галисии был обнаружен гроб святого Иакова (Сантьяго), и Сантьяго-де-Компостела становится центром паломничества.

Смерть Альфонса I совпала с созданием независимого Кордовского эмирата. Эта могущественная держава помешала христианам добиться сколько-нибудь значительных успехов. Да и короли христианского государства были вынуждены заниматься своими внутренними делами: борьбой со знатью и заселением городов и территорий.

Положение изменилось, когда на престол вступил Альфонс II Целомудренный (791—842), Он был современником эмиров Хакама I и Абдаррахмана II, с которыми воевал за португальские земли, совершая набеги, захватывая добычу и пленных. Военные походы короля привели к заключению договоров с эмирами. Альфонс II стремился к союзу с императором Карлом Великим, и с его сыном Людовиком Благочестивым.

Он восстановил действие забытых вестготских законов и основывал города, привлекая в страну новых поселенцев. Двор свой Альфонс II перевел в Овьедо.

Христианские центры в Пиренеях.

Пока христиане Астурии и Галисии расширяли свои владения, на северо-западе Испании франки остановили продвижение мусульман в Европу и создали Испанскую марку – пограничную территорию между владениями франков и арабов, которая распалась в IX—XI веках на графства Наварра, Арагон и Барселона. Они стали новыми центрами сопротивления.

Каждый из этих христианских центров вел борьбу самостоятельно; и хотя христиане неоднократно выступали друг против друга, вместо того чтобы совместно воевать против мусульман, все же сопротивление сразу нескольких христианских государств арабы не смогли окончательно подавить.

В почти не прекращавшихся войнах с неверными сложилось храброе феодальное дворянство. Постепенно образовались четыре группы христианских владений, с законодательными собраниями и признанными за сословиями правами:

  • Астурия, Леон и Галисия на северо-западе в Х веке были соединены в королевство Леон, а в 1057 году, после непродолжительного подчинения Наварре образовали королевство Кастилия;
  • Королевство Наварра, в состав которого вошли страна басков вместе с соседней областью, Гарсией, при Санхо Великом (970—1035) распространило свою власть на всю христианскую Испанию, в 1076—1134 годах было соединено с Арагоном, но потом снова освободилось;
  • Арагон, страна по левому берегу Эбро, с 1035 года стал самостоятельным королевством;
  • Барселона, или Каталония, наследственное маркграфство.

К 914 году королевство Астурия включало в себя Леон и большую часть Галисии и северной Португалии. Испанские христиане расширили свои владения в горные области между Астурией и Каталонией, построив множество пограничных крепостей. Название провинции «Кастилия» происходит от испанского слова «castillo», обозначающего «замок», «крепость».

После падения династии Омайядов (1031 год) графство Леон-Астурия под правлением Фердинада I получило статус королевства и стало главным оплотом Реконкисты. В 1085 году христиане захватили Толедо. Позднее Талавера, Мадрид и другие города попали под власть христиан.

Альфонс I Арагонский, браком с наследницей Кастилии, временно (до 1127 года) объединил оба королевства и принял титул императора Испании (удержался до 1157 года). Он завоевал Сарагосу в 1118 году и сделал ее своей столицей.

После отделения Кастилии от Арагона оба государства остались союзниками в борьбе с неверными. Благодара династическому браку, Арагон соединился с Каталонией.

В течение XII-XIII вв. христианские государства одержали ряд значительных побед. К концу XIII века на полуострове остался лишь Гренадский эмират, вынужденный платить дань.

В христианских королевствах крестьяне и жители городов, воевавшие вместе с рыцарями, получили значительные льготы. Города и сельские общины имели свои особые права, признанные за ними особыми договорами, большая часть крестьян не испытала крепостной зависимости. Сословия собирались на сеймы (кортесы), где решались вопросы о благополучии и безопасности страны, о законах и податях. Принятые законы способствовали развитию торговли и промышленности. Расцвела поэзия трубадуров.

В 1469 году был заключен брак между Фердинандом Арагонским и Изабеллой Кастильской, что привело к объединению крупнейших королевств Испании.

В 1478 году Фердинанд и Изабелла утвердили церковный суд — инквизицию. Начались преследования евреев и мусульман. Несколько тысяч подозреваемых в ереси были сожжены на кострах. В 1492 году глава инквизиции доминиканский священник Томасо Торквемада убедил Фердинанда и Изабеллу преследовать по всей стране не обращенных в христианство людей. Многочисленные евреи (160 000 тысяч) были изгнаны из государства.

В 1492 была освобождена Гранада. В итоге более чем 10-летней борьбы испанцев пал Гранадский эмират – последний оплот мавров на Пиренейском полуострове. Завоеванием Гранады (2 января 1492 года) заканчивается Реконкиста.

В том же 1492 году Колумб при поддержке Изабеллы совершает свою первую экспедицию в Новый Свет и основывает там испанские колонии. Фердинанд и Изабелла перенесли свою резиденцию в Барселону. В 1512 в Кастилию было включено королевство Наварра.


После окончания Реконкисты в 1492г. весь Пиренейский полуостров, за исключением Португалии,  а также Сардиния, Сицилия, Балеарские острова, Неаполитанское королевство и Наварра были объединены под властью испанских королей.

В 1516 г. на престол вступил Карл I. Будучи внуком Фердинанда и Изабеллы по матери, по отцу он приходился внуком императору Максимилиану I Габсбургу. От своего отца и деда Карл I получил владения Габсбургов в Германии, Нидерланды и земли в Южной Америке. В 1519 г. он был избран на престол Священной Римской империи германской нации и стал императором Карлом V. Современники часто говорили, что в его владениях «никогда не заходит солнце». При этом Арагонское и Кастильское королевства, связанные лишь династической унией, каждое имели свои сословно-представительные учреждения — кортесы, свое законодательство и судебную систему. Кастильские войска не могли вступать на земли Арагона, а Арагон не был обязан защищать земли Кастилии в случае войны.

До 1564 года не существовало единого политического центра, королевский двор перемещался по стране, чаще всего останавливаясь в Вальядолиде. Только в 1605 г. официальной столицей Испании стал Мадрид.

Правление Карла V

Молодой король Карл I (V) (1516—1555) до вступления на пре стол воспитывался в Нидерландах. Его свита и окружение состояли главным образом из фламандцев, сам король плохо говорил по-испански. В первые годы Карл управлял Испанией из Нидерландов. Избрание на императорский престол Священной Римской империи, путешествие в Германию и расходы на коронацию должна была оплачивать Испания.

Карл V с первых лет своего правления смотрел на Испанию прежде всего как на источник финансовых и людских ресурсов для проведения имперской политики в Европе. Он систематически нарушал обычаи и вольности испанских городов и права кортесов, что вызывало недовольство бюргерства и ремесленников.  В первой четверти XVI в. деятельность оппозиционных сил сконцентрировалась вокруг вопроса о принудительных займах, к которым часто прибегал король с первых лет своего правления.

В 1518 г. для расплаты со своими кредиторами—немецкими банкирами Фуггерами Карл V смог с большим трудом получить у кастильских кортесов огромную субсидию, но эти деньги были быстро истрачены. В 1519 году для того, чтобы получить новый займ, король был вынужден принять условия, выдвинутые кортесами, среди которых было требование, чтобы он не покидал Испанию, не назначал иностранцев на государственные должности, не отдавал им на откуп сбор налогов.Но сразу после получения денег король покинул Испанию, назначив наместником фламандца кардинала Адриана Утрехтского.

Восстание городских коммун Кастилии (комунерос).

Нарушение королем подписанного соглашения явилось сигналом к восстанию городских коммун против королевской власти, получившему название восстания комунерос (1520—1522). После отъезда короля, когда депутаты кортесов, проявившие чрезмерную уступчивость, вернулись в свои города, они были встречены всеобщим негодованием. Одним из главных требований восставших городов было запрещение ввоза в страну шерстяных тканей из Нидерландов.

Летом 1520 года в рамках Священной хунты объединились вооруженные силы восставших во главе с дворянином Хуаном де Падилья. Города отказались повиноваться наместнику и запретили его вооруженным силам вступать на их территорию.  Города требовали возвращения в казну захваченных грандами коронных земель, уплаты ими церковной десятины. Они рассчитывали, что эти меры улучшат финансовое положение государства и приведут к ослаблению налогового бремени, ложившегося всей своей тяжестью на податное сословие.

Весной и летом 1520 г. под контролем Хунты оказалась почти вся страна. Кардинал-наместник, пребывая в постоянном страхе, писал Карлу V, что «нет в Кастилии ни одного селения, которое не присоединилось бы к бунтовщикам». Карл V приказал выполнить требования некоторых городов, чтобы внести раскол в движение.

Осенью 1520 г. от восстания отошли 15 городов, их представители, собравшись в Севилье, приняли документ об отходе от борьбы. Осенью того же года кардинал-наместник начал открытые военные действия против восставших.

По мере углубления движения начал отчетливо проявляться его антифеодальный характер. К восставшим городам присоединялись кастильские крестьяне, страдавшие от произвола грандов на захваченных домениальных землях. Крестьяне громили поместья, разрушали замки и дворцы знати. В апреле 1521 г. Хунта заявила о своей поддержке крестьянского движения, направленного против грандов как врагов королевства.

После этого дворяне и знать открыто перешли в лагерь врагов движения. Лишь незначительная группа дворян осталась в составе Хунты, главную роль в ней стали играть средние слои горожан. Используя вражду дворянства и городов, войска кардинала-наместника перешли в наступление и нанесли поражение войскам Хуана де Падильи в битве при Вильяларе (1522). Руководители движения были захвачены в плен и обезглавлены.

В октябре 1522 г. Карл V вернулся в страну во главе отряда наемников, но к этому времени движение было уже подавлено.

Экономическое развитие Испании в XVI веке.

Наиболее густонаселенной частью Испании была Кастилия, где проживало 3/4 населения Пиренейского полуострова. Основная масса кастильских крестьян являлась лично свободной. Они держали в наследственном пользовании земли духовных и светских феодалов, уплачивая за них денежный ценз.

Социально-экономический строй Арагона, Каталонии и Валенсии резко отличался от строя Кастилии. Здесь ив XVI в. сохранялись наиболее жестокие формы феодальной зависимости. Феодалы наследовали имущество крестьян, вмешивались в их личную жизнь, могли подвергать их телесным наказаниям и даже предавать смертной казни.

Особенно в тяжелом положении в Испании были мориски — потомки мавров, насильственно обращенных в христианство. Они облагались большими налогами, постоянно находились под надзором инквизиции. Вопреки этому, трудолюбивые мориски издавна выращивали такие ценные культуры, как оливы, рис, виноград, сахарный тростник, шелковичное дерево. На юге они создали совершенную ирригационную систему, благодаря которой мориски получали высокие урожае зерна, овощей и фруктов.

В течение многих веков важной отраслью сельского хозяйства Кастилии являлось перегонное овцеводство. Наибольшая часть овечьих отар принадлежала привилегированной дворянской корпорации — Месте, пользовавшейся особым покровительством королевской власти.

Дважды в год, весной и осенью, тысячи овец перегонялись с севера на юг полуострова по каньядам - широким дорогам, проложенным через возделанные поля, виноградники, оливковые рощи. Продвигаясь по стране, десятки тысяч овец наносили огромный ущерб земледелию. Под страхом тяжелого наказания крестьянам запрещалось огораживать свои поля от проходивших стад.

Места добилась в начале XVI века подтверждения всех прежних привилегий этой корпорации, что наносило значительный ущерб земледелию.

Налоговая система в Испании также стесняла развитие капиталистических элементов в экономике страны. Наиболее ненавистным налогом была алькабала — 10 %-ный налог с каждой торговой сделки; кроме того, существовало еще огромное количество постоянных и чрезвычайных налогов, размеры которых в течение XVI века все время возрастали, забирая до 50 % доходов крестьянина и ремесленника. Тяжелое положение крестьян усугублялось всевозможными государственными повинностями (транспортировка грузов для королевского двора и войска, постой солдат, поставки продовольствия для армии и т. п.).

Испания была первой страной, испытавшей на себе воздействие революции цен. Это было следствием большого количества золота и других драгоценностей, поступавших в Испанию из колоний. В течение XVI века цены выросли в 3,5—4 раза. В Испании стало выгоднее продавать, чем покупать. Уже в первой четверти XVI в. наблюдалось повышение цен на предметы первой необходимости, и прежде всего на хлеб.  Однако установленная в 1503 г. система такс (максимальных цен на зерно) искусственно удерживала низкие цены на хлеб, в то время как остальные продукты быстро дорожали. Следствием этого стало сокращение посевов зерновых и к резкое падение производства зерна в середине XVI века. Начиная с 30-х годов большинство районов страны ввозило хлеб из-за границы— из Франции и Сицилии. Привозной хлеб не подпадал под действие закона о таксах и продавался в 2—2,5 раза дороже, чем зерно, производимое испанскими крестьянами.

Завоевание колоний и невиданное расширение колониальной торговли способствовали подъему ремесленного производства в городах Испании и возникновению отдельных элементов мануфактурного производства, особенно в сукноделии. В главных его центрах — Сеговии, Толедо, Севилье, Куэнке — возникли мануфактуры.

Большой известностью с арабских времен пользовались в Европе испанские шелковые ткани, славившиеся высоким качеством, яркостью и устойчивостью красок. Главными центрами производства шелка были Севилья, Толедо, Кордова, Гранада и Валенсия. Дорогие шелковые ткани мало потреблялись в Испании и шли в основном на экспорт, так же как и изготовлявшиеся в южных городах парча, бархат, перчатки, шляпы. При этом грубые дешевые шерстяные, а также льняные ткани ввозились в Испанию из Нидерландов и Англии.

Другим старым экономическим центром Испании считался район Толедо. Сам город славился выделкой сукон, шелковых тканей, производством оружия и обработкой кожи.

В 1503 году была установлена монополия Севильи на торговлю с колониями и создана «Севильская торговая палата», которая осуществляла контроль за вывозом товаров из Испании в колонии и ввозом грузов из Нового Света, в основном состоявших из слитков золота и серебра. Все предназначенные к вывозу и ввозу товары тщательно регистрировались чиновниками и облагались пошлинами в пользу казны.

Вино и оливковое масло стали главными статьями испанского экспорта в Америку. Вложение денег в колониальную торговлю давало очень большие выгоды (прибыль была здесь намного выше, чем в других отраслях). Значительная часть купцов и ремесленников переселялась в Севилью из других районов Испании, прежде всего с севера. Быстро росло население Севильи: с 1530 по 1594 г. оно удвоилось. Увеличивалось количество банков и купеческих компаний. В то же время это означало фактическое лишение других областей возможности торговать с колониями, так как из-за отсутствия водных и удобных наземных путей перевоз товаров в Севилью с севера стоил очень дорого. Монополия Севильи обеспечивала казне получение огромных доходов, но она пагубно отразилась на экономическом положении других районов страны. Роль северных областей, имевших удобные выходы в Атлантический океан, сводилась лишь к охране флотилий, направлявшихся в колонии, что привело их экономику к упадку в конце XVI в.

Несмотря на экономический подъем первой половины XVI века, Испания оставалась в целом аграрной страной со слаборазвитым внутренним рынком, отдельные области были локально-замкнутыми в хозяйственном отношении.

Государственный строй.

В период правления Карла V (1516— 1555) и Филиппа II (1555—1598) произошло усиление центральной власти, однако испанское государство представляло собой в политическом отношении пестрый конгломерат разобщенных территорий.

Уже в первой четверти XVI века  роль кортесов была сведена исключительно к вотированию новых налогов и займов королю. На их заседания все чаще стали приглашаться только представители городов. С 1538 г. дворянство и духовенство официально не были представлены в кортесах. В то же время в связи с массовым переселением дворян в города вспыхнула ожесточенная борьба между бюргерством и дворянством за участие в городском самоуправлении. В итоге дворяне добились закрепления за собой права на занятие половины всех должностей в муниципальных органах. В некоторых городах, например в Мадриде, Саламанке, Саморе, Севилье, во главе городского совета обязательно должен был стоять дворянин; из дворян формировалась и городская конная милиция. Все чаще в кортесах в качестве представителей городов выступали дворяне. Правда, дворяне часто продавали свои муниципальные должности зажиточным горожанам, многие из которых даже не являлись жителями данных мест, или сдавали их в аренду.

Дальнейший упадок кортесов сопровождался в середине XVII в. лишением их права вотировать налоги, которое было передано городским советам, после чего кортесы перестали созываться.

В XVI — начале XVII в. крупные города во многом сохраняли свой средневековый облик. Это были городские коммуны, где у власти стояли городской патрициат и дворяне. Многие городские жители, имевшие достаточно высокие доходы, за деньги приобретали «идальгию», что освобождало их от уплаты налогов.


 

Начало упадка Испании во второй половине XVI века.

Карл V провел жизнь в походах и почти не бывал в Испании. Войны с турками, нападавшими на испанскую державу с юга и на владения австрийских Габсбургов с юго-востока, войны с Францией из-за преобладания в Европе и особенно в Италии, войны со своими собственными подданными — протестантскими князьями в Германии — занимали все его царствование. Грандиозный план создания мировой католической империи рухнул, несмотря на многочисленные военные и внешнеполитические успехи Карла. В 1555 г. Карл V отказался от престола и передал Испанию вместе с Нидерландами, колониями и итальянскими владениями своему сыну Филиппу II (1555—1598).

Филипп не был сколько-нибудь значительным человеком. Малообразованный, ограниченный, мелочный и жадный, крайне упорный в преследовании своих целей, новый король был глубоко убежден в непоколебимости своей власти и тех, принципов, на которых эта власть покоилась, — католицизма и абсолютизма. Угрюмый и молчаливый, этот канцелярист на троне всю свою жизнь провел взаперти в своих покоях. Ему казалось, что бумаг и предписаний достаточно для того, чтобы знать все и распоряжаться всем. Как паук в темном углу, он плел незримые нити своей политики. Но эти нити рвались от прикосновения свежего ветра бурного и беспокойного времени: его армии часто бывали биты, его флоты шли ко дну, и он с грустью признавал, что «еретический дух способствует торговле и процветанию». Это не помешало ему заявить: «Я предпочитаю вовсе не иметь подданных, чем иметь в качестве таковых еретиков».

В стране свирепствовала феодально-католическая реакция, высшая судебная власть по религиозным делам сосредоточилась в руках инквизиции.

Оставив старые резиденции испанских королей Толедо и Вальядолид, Филипп II устроил свою столицу в маленьком городке Мадриде, на пустынном и бесплодном кастильском плоскогорье. Неподалеку от Мадрида возник грандиозный монастырь, являвшийся одновременно дворцом-усыпальницей, — Эскориал. Были приняты суровые меры против морисков, многие из которых продолжали втайне исповедовать веру своих отцов. На них особенно свирепо обрушилась инквизиция, принуждая отказаться от прежних обычаев и языка. В начале царствования Филипп II издал ряд законов, усиливавших преследования. Доведенные до отчаяния мориски в 1568 г. восстали под лозунгом сохранения халифата. Лишь с большим трудом правительству удалось в 1571 г. подавить восстание. В городах и селениях морисков поголовно истреблялось все мужское население, женщины и дети продавались в рабство. Оставшихся в живых морисков изгнали в бесплодные районы Кастилии, обрекая на голод и бродяжничество. Кастильские власти беспощадно преследовали морисков, инквизиция массами сжигала «отступников от истинной веры».

Жестокое угнетение крестьян и общее ухудшение экономического положения страны вызывало неоднократные крестьянские восстания, из которых самым сильным явилось восстание в Арагоне в 1585 году. Политика беззастенчивого ограбления Нидерландов и резкого усиления религиозных и политических преследований привела в 60-х годах XVI в. к восстанию в Нидерландах, которое переросло в буржуазную революцию и освободительную войну против Испании.

Экономический упадок Испании во второй половине XVI— XVII вв.

В середине XVI – XVII вв. Испания вступила в полосу длительного экономического упадка, который охватил сначала сельское хозяйство, затем промышленность и торговлю. Говоря о причинах упадка сельского хозяйства и разорения крестьян, источники неизменно подчеркивают три из них: тяжесть налогов, существование максимальных цен на хлеб и злоупотребления Месты. Страна переживала острый недостаток продуктов питания, что еще больше взвинчивало цены.

Значительная часть дворянских владений пользовалась правом майората, они передавались по наследству лишь старшему сыну и были неотчуждаемыми, то есть не могли закладываться и продаваться за долги. Неотчуждаемыми являлись также церковные земли и владения духовно-рыцарских орденов.  В XVI в. право майората распространилось и на владения бюргерства. Существование майоратов изымало из обращения значительную часть земель, что затрудняло развитие капиталистических тенденций в сельском хозяйстве.

В то время как по всей стране стал заметным упадок земледелия и сократились посевы зерновых, процветали отрасли, связанные с колониальной торговлей. Страна ввозила значительную часть потребляемого зерна из-за границы. В разгар Нидерландской революции и религиозных войн во Франции из-за прекращения ввоза хлеба во многих областях Испании начался настоящий голод. Филипп II был вынужден допускать в страну даже нидерландских купцов, привозивших хлеб из балтийских портов.

В конце XVI — начале XVII в. экономический упадок охватил все отрасли хозяйства страны. Привозимые из Нового Света драгоценные металлы в значительной части попадали в руки дворян, в связи с чем у последних пропадала заинтересованность в хозяйственном развитии своей страны. Это определило упадок не только сельского хозяйства, но и промышленности, и в первую очередь производства тканей.

К концу века на фоне прогрессирующего упадка сельского хозяйства и промышленности продолжала процветать только колониальная торговля, монополия на которую по-прежнему принадлежала Севилье. Наивысший ее подъем относится к последнему десятилетию XVI в. и к первому десятилетию XVII в. Однако, поскольку испанские купцы торговали преимущественно товарами иностранного производства, золото и серебро, поступавшие из Америки, в Испании почти не задерживались. Все шло в другие страны в уплату за товары, которыми снабжались сама Испания и ее колонии, а также расходовались на содержание войск. Испанское железо, выплавляемое на древесном угле, вытеснялось на европейском рынке более дешевым шведским, английским и лотарингским, при изготовлении которого стал применяться каменный уголь. Металлические изделия и оружие Испания стала теперь привозить из Италии и немецких городов.

Северные города были лишены права торговать с колониями; на их суда возлагалась только охрана караванов, направлявшихся в колонии и обратно, что привело к упадку кораблестроения, особенно после того, как восстали Нидерланды и резко сократилась торговля по Балтийскому морю. Тяжелый удар нанесла гибель «Непобедимой армады» (1588), в составе которой было много судов из северных областей. Население Испании все больше устремлялось на юг страны и эмигрировало в колонии.

Государство испанского дворянства, казалось, делало все для того, чтобы расстроить торговлю и промышленность своей страны. Колоссальные суммы тратились на военные предприятия и армию, увеличивались налоги, неудержимо возрастал государственный долг.

Еще при Карле V испанская монархия сделала большие займы у иностранных банкиров Фуггеров. В конце XVI века более половины расходов казны составляла выплата процентов по государственном долгу. Филипп II несколько раз объявлял государственное банкротство, разоряя своих кредиторов, правительство теряло кредит и для получения в долг новых сумм должно было предоставить генуэзским, немецким и другим банкирам право сбора налогов отдельных областей и другие источники доходов, что еще более увеличивало утечку драгоценных металлов из Испании.

Огромные средства, получаемые от ограбления колоний, не использовались для создания капиталистических форм хозяйства, а шли на непроизводительное потребление феодального класса. В середине века 70 % всех доходов казны пост пало из метрополии и 30 % давали колонии. К 1584 г. соотношение изменилось: доходы от метрополии составили 30 %, а от колоний — 70 %. Золото Америки, протекая через Испанию, стало важнейшим рычагом первоначального накопления в других странах (и прежде всего в Нидерландах) и значительно ускорило там развитие капиталистического уклада в недрах феодального общества.

Если буржуазия не только не окрепла, но совершенно разорилась к середине XVII в., то испанское дворянство, получив новые источники доходов, усилилось экономически и политически.

По мере спада торговой и промышленной деятельности городов внутренний обмен сокращался, ослабевало общение жителей разных провинций между собой, пустели торговые пути. Ослабление экономических связей обнажало старые феодальные особенности каждой области, воскрешался средневековый сепаратизм городов и провинций страны.

В сложившихся условиях в Испании не выработался единый национальный язык, по-прежнему сохранялись обособленные этнические группы: каталонцы, галисийцы и баски говорили на своих языках, отличных от кастильского диалекта, который составил основу литературного испанского языка. В отличие от других государств Европы абсолютная монархия в Испании не сыграла прогрессивной роли и, не смогла обеспечить подлинной централизации.

Внешняя политика Филиппа II.

Упадок скоро обнаружился и во внешней политике Испании. Еще до вступления на испанский престол Филипп II был женат на английской королеве Марии Тюдор. Карл V, устроивший этот брак, мечтал не только восстановить католицизм в Англии, но и, соединив силы Испании и Англии, продолжать политику создания всемирной католической монархии. В 1558 г. Мария умерла, а брачное предложение, сделанное Филиппом новой королеве Елизавете, было отвергнуто, что диктовалось политическими соображениями. Англия не без оснований видела в Испании свою самую опасную соперницу на море. Воспользовавшись революцией и войной за независимость в Нидерландах, Англия всячески стремилась обеспечить здесь свои интересы в ущерб испанским, не останавливаясь перед открытым вооруженным вмешательством. Английские корсары и адмиралы грабили испанские суда, возвращавшиеся из Америки с грузом драгоценных металлов, блокировали торговлю северных городов Испании.

После смерти последнего представителя царствующей династии Португалии в 1581 г. португальские кортесы провозгласили Филиппа II своим королем. Вместе с Португалией под власть Испании перешли и Португальские колонии в Ост- и Вест-Индии. Подкрепленный новыми ресурсами, Филипп II стал поддерживать в Англии католические круги, интриговавшие против королевы Елизаветы и выдвигавшие вместо нее на престол католичку — шотландскую королеву Марию Стюарт. Но в 1587 г. заговор против Елизаветы был раскрыт, а Мария обезглавлена. Англия направила к Кадису эскадру под командованием адмирала Дрейка, который, ворвавшись в порт, уничтожил испанские суда (1587). Это событие послужило началом открытой борьбы между Испанией и Англией. Испания приступила к снаряжению огромной эскадры для борьбы с Англией. «Непобедимая армада» — так называли испанскую эскадру — отплыла от Ла-Коруньи к берегам Англии в конце июня 1588 г. Это предприятие закончилось катастрофой. Гибель «Непобедимой армады» была страшным ударом, нанесенным престижу Испании и подорвавшим ее морское могущество.

Неудача не помешала Испании совершить еще одну политическую ошибку — вмешаться в гражданскую войну, кипевшую во Франции. Это вмешательство не привело ни к усилению испанского влияния во Франции, ни к каким-либо еще позитивным для Испании результатам. С победой Генриха IV Бурбона в войне дело Испании было проиграно окончательно.

К концу своего царствования Филипп II должен был признать, что почти все его обширные планы потерпели крушение, а морское могущество Испании сломлено. Северные провинции Нидерландов отложились от Испании. Государственная казна была пуста. Страна переживала тяжелый экономический упадок.

Испания в начале XVII в.

С вступлением на престол Филиппа III (1598—1621) начинается длительная агония некогда могущественного испанского государства. Нищей и обездоленной страной управлял фаворит короля герцог Лерма. Мадридский двор поражал современников пышностью и расточительностью. Сокращались доходы казны, из американских колоний приходило все меньше и меньше галеонов, нагруженных драгоценными металлами, но и этот груз нередко становился добычей английских и голландских пиратов или же попадал в руки банкиров и ростовщиков, ссужавших испанской казне деньги под огромные проценты.

Изгнание морисков.

В 1609 г. был издан эдикт, согласно которому мориски подлежали изгнанию из страны. В течение нескольких дней под страхом смертной казни они должны были сесть на суда и отправиться в Берберию (Северная Африка), имея при себе только то, что могли унести на руках. По пути к портам многие беженцы были ограблены и убиты. В горных районах мориски оказали сопротивление, что ускорило трагическую развязку. К 1610 г. из Валенсии было выселено свыше 100 тыс. человек. Той же участи подверглись мориски Арагона, Мурсии, Андалусии и других провинций. Всего было изгнано около 300 тыс. человек. Многие стали жертвами инквизиции и погибли в момент изгнания.

Испании и ее производительным силам был нанесен еще один удар, ускоривший ее дальнейший экономический упадок.

Внешняя политика Испании в первой половине XVII в.

Несмотря на бедность и запустение страны, испанская монархия сохранила унаследованные от прошлого претензии играть руководящую роль в европейских делах. Крушение всех завоевательных планов Филиппа II не отрезвило его преемника. Когда Филипп III вступил на престол, война в Европе еще продолжалась. Англия действовала в союзе с Голландией против Габсбургов. Голландия отстаивала с оружием в руках свою независимость от испанской монархии.

Испанские наместники в Южных Нидерландах не располагали достаточными военными силами и пытались заключить мир с Англией и Голландией, но эта попытка была сорвана из-за чрезмерных притязаний испанской стороны.

В 1603 г. умерла английская королева Елизавета I. Ее преемник Яков I Стюарт круто изменил внешнюю политику Англии. Испанской дипломатии удалось втянуть английского короля в орбиту испанской внешней политики. Но и это не помогло. В войне с Голландией Испания не могла добиться решающего успеха. Главнокомандующий испанской армией энергичный и талантливый полководец Спинола ничего не мог добиться в условиях полного истощения казны. Самым трагичным для испанского правительства было то, что голландцы перехватывали у Азорских островов испанские суда и вели войну на испанские же средства. Испания была вынуждена заключить перемирие с Голландией сроком.на 12 лет.

После вступления на престол Филиппа IV (1621—1665) Испанией по-прежнему правили фавориты; новым было только то, чтс Лерму сменил энергичный граф Оливарес. Однако и он не мог ничего изменить — силы Испании были уже истощены. Правление Филиппа IV стало периодом окончательного падения международного престижа Испании. В 1635 г., когда Франция непосредственно вмешалась в ход Тридцатилетней, испанские войска терпели частые поражения. В 1638 г. Ришелье решил нанести удар Испании на ее же территории: французские войска захватили Руссильон и вслед за тем вторглись в северные провинции Испании.

Отложение Португалии.

После вхождения Португалии в состав испанской монархии ее старинные вольности были оставлены в неприкосновенности: Филипп II стремился не раздражать своих новых подданных. Положение изменилось к худшему при его преемниках, когда Португалия стала объектом такой же беспощадной эксплуатации, как и другие владения испанской монархии. Испания не смогла удержать португальские колонии, которые перешли в руки Голландии. Кадис перетянул к себе торговлю Лиссабона, в Португалии была введена кастильская налоговая система. Глухое недовольство, нараставшее в широких кругах португальского общества, стало явным в 1637 г.; это первое восстание было быстро подавлено. Однако мысль об отложении Португалии и провозглашении ее независимости не исчезла. Кандидатом на престол был выдвинут один из потомков прежней династии. 1 декабря 1640 г., овладев дворцом в Лиссабоне, заговорщики арестовали испанскую наместницу и провозгласили королем Жоана IV Браганцского.


Глубокий экономический упадок Испании в конце XVI—XVII вв. привел к крушению ее политической гегемонии в Европе. Разгромленная на суше и на море, почти полностью лишившаяся армии и флота, Испания оказалась вычеркнутой из числа великих европейских держав.

Однако к началу нового времени Испания еще сохраняла обширные территориальные владения в Европе и огромные колонии. Она владела Миланским герцогством, Неаполем, Сардинией, Сицилией, Южными Нидерландами. Ей принадлежали также Канарские, Филиппинские и Каролинские острова и значительные территории в Южной Америке.

В середине XVII в. испанский престол оставался в руках Габсбургов. Если в начале XVII в. еще сохранялась внешняя оболочка прежней могущественной державы, то в царствование Карла II (1665— 1700) разложение и упадок охватили все сферы испанского государства. Деградация испанской монархии нашла отражение в личности самого Карла II. Он был физически и умственно недоразвит, так и не научился грамотно писать. Неспособный самостоятельно править государством, он был игрушкой в руках своих фаворитов — испанских грандов и иностранных авантюристов.

Во второй половине XVII в. Испания утратила самостоятельность и в международной политике, попав в зависимость от Франции и Австрии. Это было связано с династическими связями испанского двора. Одна из сестер Карла II была замужем за Людовиком XIV, вторая — за наследником австрийского престола Леопольдом I. Следствием этого была ожесточенная борьба австрийской и французской группировок при испанском дворе, тем более что из-за бездетности Карла II остро стоял вопрос о будущем наследнике престола. В конце концов победила французская партия, и Карл II завещал престол своему племяннику по французской линии, который в 1700 г. короновался под именем Филиппа V (1700—1746). Переход испанского престола к Бурбонам вызвал резкое обострение противоречий между Австрийской империей и Францией, которое переросло в общеевропейскую войну «за испанское наследство» (1701 —1714) .

Территория Испании стала ареной военных действий соперничавших держав. Война еще больше обострила внутренний кризис испанского государства. Каталония, Арагон и Валенсия приняли сторону австрийского эрцгерцога, надеясь с его помощью сохранить свои древние привилегии. По Утрехтскому миру (1713) Филипп V был признан королем Испании при условии отказа от прав на французский престол. Испания потеряла значительную часть своих владений в Европе: Северная Италия отошла к Австрии, Менорка и Гибралтар — к Англии, Сицилия — к Савойе.


 

После Утрехтского мира Испания оказалась надолго втянутой в русло французской политики. На протяжении XVIII в. она не раз участвовала на стороне Франции в больших европейских войнах (война за австрийское наследство, война за польское наследство, Семилетняя война). Однако Бурбоны не смогли вернуть Испании ее прежнего положения в Европе.

В первые десятилетия XVIII в. длительный упадок постепенно сменяется подъемом в экономическом развитии страны. Этому в немалой степени способствовало то, что с 1713 по 1808 г. Испания не вела войн на своей территории. Значительно возросло население страны: с 7,5 млн. в 1700 г. до 10,4 млн. в 1787 г. и 12 млн. в 1808 г.

С середины XVIII в. шло постепенное восстановление испанской промышленности, происходил рост городского населения (хотя в целом оно не достигало даже 10%): к началу XIX в. Мадрид насчитывал 160 тыс. жителей, Барселона, Валенсия и Севилья — по 100 тыс. Остальные города были невелики, не более 10—20 тыс. жителей. Подъем в промышленности проявился прежде всего в восстановлении мануфактурного производства. Особенно быстро развивалось производство хлопчатобумажных тканей в экономически наиболее развитой области — Каталонии. За 30 лет население Барселоны выросло в 3 раза (1759—1789). Отмечался подъем металлургии в Астурии, число занятых в ней рабочих выросло почти в два раза.

Однако в большинстве городов еще преобладало цеховое ремесло. Его наиболее развитыми центрами были Галисия, Валенсия и Кастилия. В стране продолжала сохраняться значительная хозяйственная обособленность отдельных провинций, формирование внутреннего рынка шло крайне медленно.

В XVIII в. Испания продолжала оставаться отсталой аграрной страной. В деревне преобладали феодальные отношения. Более половины всех земель в стране принадлежало светским феодалам и церкви. Аграрные отношения в различных областях отличались большим своеобразием.

На севере в Галисии, Бискайе и Стране Басков преобладало мелкое хозяйство крестьян-цензитариев (эредад). В Кастилии наряду с этой формой аграрных отношений была распространена аренда на основе половничества и отработок в хозяйстве помещика. На юге в Андалусии преобладало плантационное хозяйство с использованием сезонных батраков-поденщиков. В XVIII в. во многих районах натуральные и отработочные повинности были заменены денежной рентой. Крестьянин уплачивал денежный ценз сеньору, налоги государству (в том числе алькабалу) и баналитеты.

Большую часть дворянских владений составляли неотчуждаемые майоратные земли. Майораты передавались по наследству старшему сыну, не могли дробиться, их нельзя было продавать и закладывать. Сохранение системы майоратов пагубно отражалось на экономическом развитии страны, препятствовало развитию капитализма. Значительная часть земель изымалась из хозяйственного использования; в Кастилии, где было особенно много майоратов, обрабатывалась всего '/з пригодных для сельского хозяйства земель. Большой урон земледелию по-прежнему наносили ежегодные перегоны стад Месты (привилегированной организации крупных скотоводов-дворян). Как и в XVI в., стада мериносов двигались через засеянные поля, виноградники, оливковые рощи.

Социальная структура страны оставалась архаичной. По-прежнему главенствующее положение принадлежало дворянству, которое сохраняло многочисленные привилегии. В отличие от других стран Европы в Испании в XVII—XVIII вв. возросла численно и укрепила свои экономические позиции титулованная знать. Это было результатом эксплуатации колоний, доходы от которой шли главным образом в руки высшего дворянства, скапливаясь в форме сокровищ. К высшему дворянству принадлежали владельцы майоратов; большинство их не занималось никакой хозяйственной деятельностью. Только на юге, в Андалусии и Эстремадуре, крупные земельные собственники — дворяне вели предпринимательское хозяйство и использовали наемный труд. Многие из них участвовали в колониальной торговле через посредников.

На другом полюсе находилась огромная масса полунищих идальго, ничего не имевших, кроме дворянского титула и «чистоты крови». Многие из них жили в городах, где пользовались до середины века привилегией занимать половину муниципальных должностей, которые часто были для них единственным источником дохода.

В Испании, как ни в одной другой стране, было велико влияние церкви, которая была самой верной последовательницей римского папы и носительницей католической реакции в Европе. Вплоть до начала XIX в. в стране свирепствовала инквизиция. Сильны были и экономические позиции церкви: она владела до 1/3 всех земель, заметную часть населения составляли монахи и служители церкви.

К третьему сословию (95% населения) принадлежали представители различных слоев — от бедных крестьян и поденщиков до купцов и финансистов. Его особенностью в Испании был низкий удельный вес буржуазии, что было связано с длительным экономическим упадком страны. Разбогатевшие выходцы из третьего сословия стремились купить идальгию (дворянское звание), чтобы не платить налогов. Получив дворянство, они, как правило, прекращали экономическую деятельность, так как она считалась несовместимой с идальгией.

В первой половине XVIII в. достигла наиболее законченного развития абсолютная монархия в Испании. После Утрехтского мира были ликвидированы самоуправление и средневековые вольности Арагона, Каталонии и Валенсии. Только Наварра сохранила остатки автономии. Главной тенденцией этого периода была централизация государства. Была проведена реформа органов исполнительной власти и местного самоуправления, по примеру Франции созданы интендантства. Кортесы окончательно потеряли реальное значение, превратившись в чисто церемониальный орган. После 1713 г. они собрались только 3 раза в течение всего XVIII века.

Время правления Карла III (1759— 1788) вошло в историю Испании как период реформ «просвещенного абсолютизма», целью которых было укрепление абсолютной монархии и расширение ее социальной базы.

Испанское Просвещение. Реформы «просвещенного абсолютизма».

Пиренеи не спасли Испанию от вторжения философии XVIII в. Однако из-за засилья католической церкви и инквизиции испанские просветители должны были полностью абстрагироваться от религиозных, философских, а зачастую и политических вопросов. Поэтому наиболее яркое отражение Просвещение получило в экономической литературе, эстетике, исторической науке, искусстве, педагогике. Развитие идей Просвещения в Испании совпало по времени с приходом к власти в стране французской династии Бурбонов. В Испании получили распространение взгляды Вольтера, Монтескье, Руссо. Защита передовых взглядов французского Просвещения была свойственна испанским просветителям. Негативной стороной этого стало чрезмерное преклонение перед всем французским, нигилистическое отношение к национальным традициям и достижениям национальной культуры, даже к огромным достижениям испанской литературы и искусства эпохи Возрождения.

У истоков испанского Просвещения стоит выдающийся мыслитель Бенито Фейхоо (1676—1764), монах-бенедиктинец, профессор университета в Овьедо. В начале XVIII в., когда в Испании еще сильно было влияние схоластики, Фейхоо провозгласил высшими критериями истины разум и опыт. Выступая как горячий проповедник передовой европейской науки своего времени, он в то же время был чужд некоторых слабых сторон испанского Просвещения, выступал за сохранение прогрессивных традиций в национальной культуре, высоко оценивал ее достижения. Фейхоо решительно осуждал сословные и религиозные предрассудки, выступал за всеобщее образование для народа.

Фейхоо явился основоположником целого направления в испанском Просвещении, которое может быть определено как идеологическое. Наиболее влиятельными сторонниками второго направления — экономического — стали «министры-просветители»: Кампоманес, граф Аранда, граф Флоридабланка. Выступая за преодоление отсталости страны, за распространение образования, они исходили из того, что только экономически сильное и процветающее государство может решить эти задачи, и возлагали надежды на «просвещенную монархию». Многие из их сочинений и проектов написаны с позиций физиократов.

Особое место в испанском Просвещении занимает выдающийся ученый, писа¬тель, общественный и государственный деятель Гаспар Мельчор де Ховельянос-и-Рамирес (1744—1811). Как и многие его современники, он видел ключ к решению проблем страны в создании процветающей экономики. Самым значительным его произведением был «Доклад об аграрном законе» (1795). Написанный с позиций физиократов, «Аграрный закон» был направлен против крупного помещичьего землевладения, и прежде всего против майоратов. В нем также содержалось требование ликвидации привилегий Месты, дезамортизации (отмены неотчуждаемости) церковных земель, укрепления мелкого крестьянского хозяйства как важнейшего условия развития промышленности и торговли. Осуществление этих мер создало бы благоприятные условия для капиталистического развития страны.

В своих исторических и философских концепциях Ховельянос был близок к Фейхоо. Являясь горячим защитником прогрессивных традиций испанской культуры, создавая свои проекты, он думал прежде всего об улучшении положения народа. Можно сказать, что Ховельянос соединил в своей деятельности лучшие стороны обоих направлений испанского Просвещения. Несмотря на преклонный возраст, Ховельянос принял участие в испанской революции 1808—1814 гг., вошел в Центральное революционное правительство.

В деятельности испанских просветителей значительное место занимала борьба за развитие народного образования и установление в стране светского образования Однако испанское Просвещение носило элитарный характер, для него типично было слабое распространение его идей среди представителей третьего сословия.

В 60—80-х годах XVIII в. (при Карле III) Кампоманес и его единомышленники, занимая высшие государственные должности, провели ряд реформ, способствовавших оживлению испанской экономики, открывавших определенные возможности для развития капиталистических отношений. К их числу принадлежит реформа, проведенная Кампоманесом и Флоридабланкой. Она ограничила майоратное землевладение, права Месты, отменила средневековые ограничения в торговле и ввела свободную торговлю зерном, ликвидировала монополии Севильи и Кадиса на ведение колониальной торговли; реформа колониального управления значительно увеличила доходы казны. Важной мерой, проведенной графом Арандой, был указ об изгнании иезуитов из Испании и ее колоний; все их владения были конфискованы. Большое значение имел закон 1783 г., который объявил почетными все виды деятельности и ликвидировал запрещение дворянам участвовать в торгово-экономической деятельности.

Отсутствие широкой социальной базы для буржуазных преобразований было причиной неудач многих проектов, а затем отстранения от власти и изгнания прогрессивных деятелей. Реакционные тенденции особенно усилились с началом буржуазной революции во Франции, которая толкнула вправо правящие круги Испании.

Испания и революция во Франции.

Ввод наполеоновских войск. Пиренеи не смогли защитить Испанию от влияния Французской революции. Ее идеи нашли отклик в передовых кругах испанского общества, получила распространение французская революционная литература. На юге и юго-западе Испании, в Каталонии произошли крестьянские восстания с требованием отмены феодальных повинностей и непосильных налогов. Среди восставших раздавались призывы последовать примеру Франции.

Господствующие классы были напуганы революцией в соседней Франции. Намечавшиеся реформы были оставлены, была закрыта французская граница. В Испании нашли приют французские аристократы-эмигранты.

Правление безвольного и ограниченного Карла IV (1788—1808) было на редкость мрачным и бесцветным периодом в истории Испании. Управление страной целиком перешло в руки фаворита королевы, гвардейского офицера Мануэля Годоя. Его приход к власти в 1792 г. был связан с событиями в революционной Франции — свержением монархии и установлением республики. За этими событиями последовало усиление реакции в Испании; были отстранены от власти министры-просветители граф Аранда и Флоридабланка, известные своими профранцузскими симпатиями.

Первые годы правления Годоя (1792— 1795) получили в название «просвещенного абсолютизма Годоя». При этом, прикрываясь лозунгами просвещения, первый министр усилил борьбу против проникновения в Испанию революционных идей. Его политика была реакцией на успехи революции во Франции. Установленный им режим был направлен на пресечения всех связей с революционной Францией, свирепствовала цензура, был введен жесткий контроль над университетами, прокатилась волна репрессий против сторонников французского Просвещения и лиц, сочувствовавших французским революционерам. Такой курс нашел отражение и во внешней политике: в 1793 г. Испания вступила в коалицию европейских держав против революционной Франции.

Однако вскоре испанские войска были разбиты, французская армия вступила на территорию страны. От полного разгрома Испанию спас контрреволюционный переворот 9 термидора. Подписанный в 1795 г. Базельский мир привел страну к национальному унижению: Испания попала под влияние Франции и заключила с ней военный союз, условием которого было вступление в войну против Англии, а затем участие в войнах, которые вела Франция в период Директории и Консульства. Эти войны обернулись для Испании новыми поражениями. В 1805 г. после разгрома франко-испанской эскадры в сражении при Трафальгаре Испания лишилась почти всего флота.

Испанская аристократия, многочисленная королевская семья, в том числе и наследный принц Фердинанд VII, ненавидевший своего отца и Годоя, были далеки от понимания всей глубины кризиса, который переживала страна. Экономические трудности сильно возросли в начале XIX в. в связи с рядом неурожайных лет, эпидемиями, стихийными бедствиями. Несмотря на тяжелое финансовое положение Испании, Наполеон (помимо военной помощи) неукоснительно требовал от нее выплаты ежегодных субсидий на нужды французской армии. Огромный ущерб наносило экономике страны участие в континентальной блокаде, которая лишила ее традиционных рынков сбыта продукции сельского хозяйства. Потеря военного флота тяжело сказалась на колониальной торговле и способствовала росту английской контрабанды в американских колониях Испании.


В 1807 г. французские войска были введены в Испанию. Наполеон потребовал от нее подписать пакт о совместных военных действиях против Португалии, которую поддерживала Англия. В течение нескольких недель португальская армия была ра¬бита, а король Португалии со своим двором бежал в Бразилию.

Заняв ряд важных стратегических пунктов на территории Испании, французская армия, несмотря на протесты испанского правительства, не спешила покидать страну. Это обстоятельство способствовало росту недовольства правлением Годоя. В то время как пребывание французских войск на территории страны вызывало страх и смятение правящей верхушки, готовой к компромиссу с Наполеоном, для народных масс это явилось сигналом к действию.

Начало первой буржуазной революции в Испании.

17 марта 1808 г. толпы народа напали на дворец Годоя в загородной королевской резиденции Аранхуэсе. Ненавистному фавориту удалось бежать, но Карл IV должен был отречься от престола в пользу Фердинанда VII. Узнав о событиях в Испании, Наполеон решил использовать их в своих целях. Заманив обманным путем в пограничный французский город Байонну сначала Фердинанда VII, а затем Карла IV, Наполеон заставил их отречься от престола в пользу своего брата Жозефа Бонапарта.

По распоряжению Наполеона в Байонну была направлена депутация представителей испанского дворянства, духовенства, чиновников и купечества. Они составили так называемые Байоннские кортесы, которые выработали конституцию Испании. Власть переходила к Жозефу Бонапарту, провозглашалось проведение некоторых реформ. Эти реформы носили весьма умеренный характер, хотя для отсталой Испании и были известным шагом вперед: ликвидировались наиболее обременительные феодальные повинности, устранялись ограничения экономической деятельности, уничтожались внутренние таможни, вводилось единое законодательство, гласное судопроизводство, отменялись пытки. В то же время не была полностью упразднена инквизиция, провозглашенные избирательные права, по существу, являлись фикцией. Испанцы не приняли конституцию, навязанную иностранными захватчиками. Они ответили на французскую интервенцию всеобщей партизанской войной. «...Наполеон, который — подобно всем людям своего времени — считал Испанию безжизненным трупом, был весьма неприятно поражен, убедившись, что если испанское государство мертво, то испанское общество полно жизни, и в каждой его части бьют через край силы сопротивления»

Сразу же после вступления французов в Мадрид там вспыхнуло восстание: 2 мая 1808 г. жители города вступили в неравный бой с 25-тысячной армией под командованием маршала Мюрата. Более суток шли бои на улицах города, восстание было потоплено в крови. Вслед за тем начались восстания в других частях Испании: Астурии, Галисии, Каталонии. Героические страницы вписали в борьбу за независимость страны защитники столицы Арагона Сарагосы, которую французы в 1808 г. так и не смогли взять и были вынуждены снять осаду.

В июле 1808 г. французская армия была окружена испанскими партизанами и капитулировала у города Байлена. Жозеф Бонапарт и его правительство спешно эвакуировались из Мадрида в Каталонию. Победа при Байлене явилась сигналом к восстанию в Португалии, где в это время высадились английские войска. Французы были вынуждены покинуть Португалию.

В ноябре 1808 г. Наполеон двинул за Пиренеи свои регулярные войска и сам возглавил вторжение 200-тысячной французской армии. Продвигаясь к столице Испании, наполеоновские войска применяли тактику «выжженной земли». Но партизанское движение в это время всколыхнуло всю страну. Народная война — герилья — носила массовый характер. Испанцы действовали небольшими партизанскими отрядами, парализуя французскую регулярную армию, которая привыкла сражаться по всем правилам военного искусства. Многие события этой неравной борьбы вошли в историю. Среди них героическая оборона Сарагосы, в которой принимало участие все население, включая женщин и детей. Вторая осада города длилась с декабря 1808 г. до февраля 1809 г. Французам пришлось штурмовать каждый дом; с крыш в них летели пули, камни, лился кипяток. Жители поджигали дома, чтобы закрыть путь врагу. Только эпидемия помогла французам взять город, и он был полностью разрушен.

Но национально-освободительной борьбе была свойственна известная ограниченность: испанцы верили в «доброго» монарха, и нередко на знаменах патриотов был начертан призыв к восстановлению на троне короля Фердинанда VII.

Это наложило отпечаток и на буржуазно-демократическую революцию 1808—1812 гг., начало которой было положено партизанской войной против Наполеона.

В ходе развернувшейся войны против захватчиков возникли местные органы власти — провинциальные хунты. Они явочным порядком провели в жизнь некоторые революционные меры: налоги на крупную собственность, контрибуции с монастырей и духовенства, ограничение феодальных прав сеньоров и др.

В освободительном движении не было единства. Наряду с «либералами», выдвигавшими требования буржуазных преобразований, существовала группировка «фернандистов», которые были сторонниками сохранения феодально-абсолютистских порядков после изгнания французов и возвращения на трон Фердинанда VII.

В сентябре 1808 г. в результате революции было создано новое правительство страны — Центральная хунта, состоявшая из 35 человек. Это были представители высших слоев общества — аристократии, духовенства, высшего чиновничества и офицерства. Многие из них еще недавно готовы были примириться с властью Жозефа Бонапарта, но по мере роста революционного движения масс и особенно после поражения французов при Байлене поспешили примкнуть к освободительному движению против Наполеона.

В деятельности Центральной хунты нашли отражение противоречия, существовавшие в патриотическом лагере.

Правое крыло ее возглавлял восьмидесятилетний граф Флоридабланка, известный своей реформаторской деятельностью в конце XVIII в. Будучи в прошлом сторонником либеральных реформ, он впоследствии значительно «поправел». Встав во главе Центральной хунты, он стремился ограничить борьбу войной с французами, не допустить антифеодальных преобразований. Выступая как защитник абсолютной монархии, Флоридабланка направлял свою деятельность прежде всего на подавление революционных выступлений масс.

Второе, более радикальное течение возглавлял выдающийся испанский просветитель Гаспар Мельчор Ховельянос, выдвигавший программу буржуазных преобразований, в том числе аграрных.

Для решения стоявших перед страной проблем Центральная хунта должна была «...сочетать решение насущных вопросов и задач национальной обороны с преобразованием испанского общества и с раскрепощением национального духа...»

Фактически руководство Центральной хунты направило всю свою энергию на то, чтобы оторвать освободительное движение от революции. Именно потому, что Центральная хунта не смогла выполнить свою революционную миссию, она не смогла и защитить страну от французской оккупации.

Армия Наполеона захватила большую часть Испании, в том числе и Севилью, где заседала Центральная хунта, которая была вынуждена перебраться в Кадис — последний город, незанятый французами. Однако оккупантам не удалось погасить пламя партизанской войны. Сравнительно небольшие, но многочисленные отряды, состоявшие из крестьян, поддерживали тесную связь с населением; они отличались большой мобильностью, совершали смелые вылазки, быстро передвигались в новые районы, то распадаясь на мелкие группы, то вновь соединяясь. В 1809—1810 гг. эта тактика преобладала и позволяла партизанам-герильерос держать под своим контролем целые провинции, оккупированные французами.

Конституция 1812 г.

В сентябре 1810 г. в городе Кадисе были созваны новые однопалатные кортесы. Подавляющее большинство членов кортесов составляли священники, юристы, высшие чиновники и офицерство. В их составе было немало деятелей и прогрессивной интеллигенции, которые внесли свой вклад в разработку конституции, принятой в 1812 г. Важно отметить, что конституция, была основана на принципах народного суверенитета и разделения властей. Прерогативы монарха были ограничены однопалатными кортесами, которые созывались на основе довольно широкого избирательного права. В голосовании принимали участие мужчины с 25 лет, за исключением домашней прислуги и лиц, лишенных прав по суду.

Кортесам принадлежала высшая законодательная власть в стране. За королем сохранялось лишь право отлагательного вето: если законопроект отклонялся монархом, то он возвращался для обсуждения в кортесы и в случае его подтверждения на двух последующих сессиях окончательно вступал в силу. Король тем не менее сохранял значительную власть: он назначал высших государственных чиновников и высших офицеров, объявлял с санкции кортесов войну и заключал мир. Вслед за конституцией кортесы приняли ряд антифеодальных и антицерковных декретов: были отменены феодальные повинности и упразднены феодальные формы аренды, ликвидирована церковная десятина и другие платежи в пользу церкви, объявлялась распродажа части церковных, монастырских и королевских владений. Одновременно была ликвидирована общинная собственность и началась распродажа общинных земель.

Ряд мероприятий кортесов был направлен на то, чтобы ускорить развитие капитализма в стране. Запрещалась работорговля, отменялись ограничения в области экономической деятельности, вводился прогрессивно-подоходный налог на капитал.

В момент принятия конституции 1812 г. осложнилось положение французских оккупационных войск в стране. В связи с началом завоевательного похода Наполеона в Россию в 1812 г. туда была направлена значительная часть армии, находившейся в Испании. Воспользовавшись этим, испанские войска в 1812 г. нанесли ряд сокрушительных поражений французам, и они вынуждены были сначала отвести свои войска за реку Эбро, а затем в ноябре 1813 г. полностью покинуть территорию Испании.

Однако Наполеон предпринял еще одну попытку удержать страну в своих руках. Он вступил в переговоры с Фердинандом VII, который находился в плену во Франции, и предложил ему вернуться в Испанию и восстановить свои права на престол. Фердинанд VII принял это предложение, обязавшись поддерживать дружественные отношения с Францией. Однако кортесы, собравшиеся в Мадриде, отказались признать Фердинанда королем до тех пор, пока он не присягнет конституции 1812 г.

Началась борьба между кортесами и Фердинандом VII, который, вернувшись в Испанию, собрал вокруг себя сторонников восстановления абсолютизма. Взяв на себя роль главы государства, Фердинанд издал манифест, объявлявший конституцию 1812 г. недействительной, а все декреты кортесов — аннулированными. Кортесы были распущены, а входившие в созданное ими правительство либеральные министры арестованы. В мае 1814 г. Фердинанд VII прибыл в Мадрид и объявил об окончательном восстановлении абсолютной монархии.

Первая испанская революция носила незавершенный характер. После возвращения в страну Фердинанда VII в Испании была реставрирована абсолютная монархия, последовали расправы с активными участниками революции, была снова полностью восстановлена инквизиция, возвращена бывшим владельцам монастырская, церковная и крупная светская земельная собственность.

Буржуазная революция в Испании 1820— 1823 годов

Предпосылки революции.

Реставрация старого порядка в 1814 г. обострила социально-экономические и политические противоречия внутри испанского общества. Развитие капиталистического уклада требовало проведения буржуазных преобразований.

В первые десятилетия XIX в. увеличилась численность хлопчатобумажных, шелковых, суконных, железоделательных мануфактур. Крупнейшим центром мануфактурного производства стала Каталония. В Барселоне встречались предприятия, на которых работало до 600—800 человек. Рабочие, занятые на мануфактурах, трудились как в хозяйских мастерских, так и на дому. Мануфактурное производство пустило корни и в деревне: в Каталонии и Валенсии многие безземельные крестьяне летом батрачили, а зимой работали на суконных мануфактурах.

Важное место в испанской экономике занимала колониальная торговля. С ней были неразрывно связаны интересы купцов и судовладельцев Кадиса, Барселоны и других портовых городов. Колонии в Латинской Америке служили рынком сбыта для испанской текстильной промышленности.

Развитие капиталистических отношений в промышленности сталкивалось с целым рядом препятствий. В Испании сохранялись внутренние таможенные пошлины, алькабала (средневековый налог на торговые сделки), государственные монополии; в городах продолжали существовать многочисленные цехи.

В испанской деревне преобладали феодальные отношения. Более 2/3 обрабатываемой земли находилось в руках дворянства и церкви. Система майоратов гарантировала сохранение монополии феодалов на землю. Многочисленные феодальные повинности, налоги и церковная десятина тяжелым грузом лежали на крестьянских хозяйствах. Держатели выплачивали поземельные повинности в денежной или натуральной форме; феодалы продолжали пользоваться баналитетными правами и другими сеньориальными привилегиями. Примерно половина испанских деревень находилась под юрисдикцией светских сеньоров и церкви.

Рост цен на хлеб и другие продукты в XVIII в. способствовал втягиванию дворянства во внутреннюю и колониальную торговлю. В северных районах Испании, где были распространены различные формы феодального держания и полуфеодальной аренды, этот процесс приводил к усилению натиска сеньоров на крестьян. Дворяне пытались увеличить существующие повинности и ввести новые, сократить сроки держания, что вело к постепенному пре вращению держателей в арендаторов. Участились случаи захвата сеньорами общинных земель. По-другому обстояло дело в Андалусии, Эстремадуре, Новой Кастилии — районах крупного дворянского землевладения. Здесь вовлечение дворян в торговлю вызывало сокращение традиционной мелкокрестьянской аренды и расширение собственного хозяйства сеньоров, основанного на применении труда батраков и малоземельных крестьян. Проникновение капиталистических отношений в сельское хозяйство ускорило расслоение деревни: возрастала численность малоземельных и безземельных крестьян, выделялась зажиточная крестьянская верхушка.

Разбогатевшие купцы и предприниматели, желая упрочить свое положение, приобретали наделы разорившихся крестьян и общинные земли. Многие буржуа брали на откуп феодальные повинности и церковную десятину. Рост буржуазного землевладения и приобщение буржуазии к эксплуатации крестьянства сближали верхушку буржуазии с той частью дворянства, которая была в наибольшей степени связана с торговлей. Поэтому испанская буржуазия, объективно заинтересованная в ликвидации феодализма, в то же время тяготела к компромиссу с дворянством.

Феодально-абсолютистские порядки, восстановленные в 1814 г., вызывали резкое недовольство широких кругов буржуазии, либерального дворянства, военных, интеллигенции. Экономическая слабость испанской буржуазии, отсутствие у нее опыта политической борьбы привели к тому, что особую роль в революционном движении в первые десятилетия XIX в. стала играть армия. Активное участие военных в борьбе против французских захватчиков, взаимодействие армии с партизанскими отрядами способствовали ее демократизации и проникновению в нее либеральных идей. Патриотически настроенные офицеры начали осознавать необходимость глубоких перемен в жизни страны. Передовая часть армии выступала с требованиями, отражавшими политические интересы буржуазии.

В 1814—1819 гг. в армейской среде и во многих крупных городах — Кадисе, Ла-Корунье, Мадриде, Барселоне, Валенсии, Гранаде — возникали тайные общества масонского типа. Участники заговоров — офицеры, юристы, торговцы, предприниматели — ставили перед собой цель подготовить пронунсиамьенто — государственный переворот, совершаемый армией,— и установить конституционную монархию. В 1814—1819 гг. неоднократно предпринимались попытки подобных выступлений. Крупнейшее из них произошло в сентябре 1815 г. в Галисии, где в восстании приняло участие около тысячи солдат под руководством X. Диаса Порльера, героя антинаполеоновской войны. Абсолютизм жестоко расправился с организаторами восстания, офицерами и купцами Ла-Коруньи. Однако репрессии не могли покончить с революционным движением.

Начало революции. Толчком к началу второй буржуазной революции в Испании послужила война за независимость испанских колоний в Латинской Америке. Эта тяжелая и безуспешная для Испании война привела к окончательной дискредитации абсолютизма и росту либеральной оппозиции. Центром подготовки нового пронунсиамьенто стал Кадис, в окрестностях которого были расквартированы войска, предназначенные для отправки в Латинскую Америку.

1 января 1820 г. недалеко от Кадиса началось восстание в армии, его возглавил подполковник Рафаэль Риего. Вскоре к отряду Риего присоединились войска под командованием А. Кироги. Целью восставших было восстановление конституции 1812 г.

Революционные войска пытались взять Кадис, однако эта попытка окончилась неудачей. Стремясь заручиться поддержкой населения, Риего настоял на проведении рейда по Андалусии. Отряд Риего по пятам преследовали войска роялистов; к концу рейда от двухтысячного отряда осталось всего 20 человек. Но известие о восстании и походе Риего всколыхнуло всю страну. В конце февраля — начале марта 1820 г. начались волнения в крупнейших городах Испании.

6—7 марта люди вышли на улицы Мадрида. В этих условиях Фердинанд VII вынужден был объявить о восстановлении конституции 1812 г., созыве кортесов, упразднении инквизиции. Король назначил новое правительство, состоявшее из умеренных либералов — «модерадос».

Начавшаяся революция вовлекла в политическую жизнь широкие круги городского населения. Весной 1820 г. повсюду создавались многочисленные «Патриотические общества», выступавшие в поддержку буржуазных преобразований. В деятельности «Патриотических обществ», со временем превратившихся в политические клубы, участвовали предприниматели и торговцы, интеллигенция, военные, ремесленники. Всего в годы революции насчитывалось более 250 «Патриотических обществ», которые сыграли важную роль в политической борьбе. Одновременно в городах формировались отряды национальной милиции, взявшие на себя борьбу с контрреволюционными силами. Войска, поднявшие восстание на юге страны в январе 1820 г., вошли в состав так называемой армии наблюдения, призванной защищать завоевания революции; возглавил ее Р. Риего.

Преимущественным влиянием в «армии наблюдения», в национальной милиции и «Патриотических обществах» пользовалось левое крыло либералов — «восторженные» («эксальтадос»). Среди руководителей «эксальтадос» были многие участники героического восстания в январе 1820 г.— Р. Риего, А. Кирога, Э. Сан-Мигель. «Эксальтадос» требовали решительной борьбы против сторонников абсолютизма и последовательного проведения в жизнь принципов конституции 1812 г., расширения деятельности «Патриотических обществ», усиления национальной милиции. В 1820—1822 гг. «эксальтадос» пользовались поддержкой широких кругов городского населения.

Революция нашла отклик и в деревне. В кортесы поступали жалобы сеньоров на крестьян, прекративших платить повинности; в некоторых районах крестьяне отказывались от уплаты налогов. Осенью 1820 г. в провинции Авила крестьяне пытались разделить земли герцога Мединасели — одного из крупнейших испанских фе-

одалов. Волнения в деревне выдвинули аграрный вопрос на первый план политической борьбы.

Буржуазные преобразования 1820—1821гг.

Пришедшие к власти в марте 1820 г. умеренные либералы опирались на поддержку либерального дворянства и верхушки буржуазии. «Модерадос» одержали победу на выборах в кортесы, которые открылись в Мадриде в июне 1820 г.

Социально-экономическая политика «модерадос» благоприятствовала развитию промышленности и торговли: была отменена цеховая система, упразднены внутренние таможенные пошлины, монополии на соль и табак, провозглашена свобода торговли. Осенью 1820 г. кортесы приняли решение о ликвидации религиозных орденов и закрытии части монастырей. Их имущество перешло в собственность государства и подлежало продаже. Были отменены майораты — отныне дворяне могли свободно распоряжаться своей земельной собственностью. Многие обедневшие идальго стали продавать свои земли. Аграрное законодательство «модерадос» создало возможность перераспределения земельной собственности в пользу буржуазии.

Более сложным оказалось решение вопроса о феодальных повинностях. «Модерадос» стремились к компромиссу с дворянством; в то же время волнения в деревне заставляли буржуазных революционеров идти навстречу требованиям крестьян. В июне 1821 г. кортесы приняли закон об отмене сеньориальных прав. Закон отменял юридическую и административную власть сеньоров, баналитеты и другие сеньориальные привилегии. Поземельные повинности сохранялись, если сеньор мог документально доказать, что земля, обрабатываемая крестьянами, является его частной собственностью. Однако Фердинанд VII, вокруг которого сплотились силы феодальной реакции, отказался утвердить закон об отмене сеньориальных прав, использовав право приостанавливающего вето, предоставленное королю конституцией 1812 г.

Боясь вступить в конфликт с дворянством, «модерадос» не решились нарушить королевское вето. Закон об отмене сеньориальных прав остался на бумаге.

 

«Модерадос» стремились не допустить углубления революции и поэтому выступали против вмешательства народных масс в политическую борьбу. Уже в августе 1820 г. правительство распустило «армию наблюдения», в октябре ограничило свободу слова, печати и собраний. Эти меры привели к ослаблению революционного лагеря, что сыграло на руку роялистам. В 1820—1821 гг. они организовывали многочисленные заговоры с целью восстановления абсолютизма.

Приход к власти «эксальтадос».

Недовольство народных масс политикой правительства, его нерешительностью в борьбе с контрреволюцией привело к дискредитации «модерадос». Влияние же «эксальтадос», напротив, возросло. Народ связывал с ними надежды на продолжение революционных преобразований. В конце 1820 г. от «эксальтадос» отделилось радикальное крыло, получившее название «комунерос». Участники этого движения считали себя продолжателями той борьбы, которую вели против усиления королевской власти «комунерос» XVI в.

Опорой движения «комунерос» были городские низы. Резко критикуя умеренных либералов, «комунерос» требовали очистить государственный аппарат от приверженцев абсолютизма, восстановить демократические свободы и «армию наблюдения».

Но движению городских низов в годы второй буржуазной революции были присущи серьезные слабости. Во-первых, в среде «комунерос» сохранялись монархические иллюзии, несмотря на то что король и его окружение являлись оплотом реакционных сил. Во-вторых, движение «комунерос» было оторвано от крестьянства, составлявшего большинство населения страны. Хотя один из руководителей «комунерос» — Ромеро Альпуенте выступал в кортесах с требованием ликвидации всех кресть янских повинностей, это движение в целом не вело борьбу в защиту интересов крестьян.

В начале 1822 г. на выборах в кортесы одержали победу «эксальтадос». Председателем кортесов был избран Р. Риего. В июне 1822 г. кортесы приняли закон о пустошах и королевских землях: половину этой земли предполагалось продать, а другую — распределить между ветеранами антинаполеоновской войны и безземельными крестьянами. Таким путем «эксальтадос» пытались облегчить положение самой обездоленной части крестьян, не нарушая при этом коренных интересов дворянства.

Сдвиг влево, происшедший в политической жизни страны, вызвал ожесточенное сопротивление роялистов. В конце июня — начале июля 1822 г. в Мадриде произошли столкновения между королевской гвардией и национальной милицией. В ночь с 6 на 7 июля гвардейцы пытались захватить столицу, однако национальная милиция при поддержке населения нанесла поражение контрреволюционерам. Правительство «модерадос», искавшее примирения с роялистами, вынуждено было уйти в отставку.

В августе 1822 г. к власти пришло правительство «эксальтадос» во главе с Э. Сан-Мигелем. Новое правительство более активно повело борьбу с контрреволюцией. В конце 1822 г. войска генерала Мины — легендарного вождя антинаполеоновской герильи — разгромили контрреволюционные банды, созданные роялистами в горных районах Каталонии. Подавляя контрреволюционные выступления, «эксальтадос» в то же время ничего не сделали для углубления революции. Правительство Э. Сан-Мигеля фактически продолжало аграрную политику умеренных либералов. Либеральное дворянство и верхушка буржуазии в 1820—1821 гг. добились осуществления своих целей и не были заинтересованы в дальнейшем развитии революции. Отсутствие радикальных социально-экономических и политических преобразований лишило «эксальтадос» поддержки народных масс; против правительства стало выступать движение «комунерос».

Контрреволюционная интервенция и реставрация абсолютизма. События 1820—1822 гг. показали, что испанская реакция не может самостоятельно подавить революционное движение. Поэтому Веронский конгресс Священного союза, собравшийся в октябре 1822 г., принял решение об организации интервенции. В апреле 1823 г. французские войска перешли испанскую границу. Разочарование крестьянских масс в политике либеральных правительств, быстрый рост налогов, а также контрреволюционная агитация духовенства привели к тому, что крестьяне не поднялись на борьбу с интервентами.

В мае 1823 г., когда значительная часть страны уже находилась в руках интервентов, «эксальтадос» приняли решение о вступлении в силу закона об отмене сеньориальных прав. Однако этот запоздалый шаг уже не смог изменить отношение крестьян к буржуазной революции. Правительство и кортесы были вынуждены покинуть Мадрид и переехать в Севилью, а затем в Кадис. Несмотря на героическое сопротивление армии генерала Мины в Каталонии и отрядов Риего в Андалусии, в сентябре 1823 г. почти вся Испания оказалась во власти контрреволюционных сил.

1 октября 1823 г. Фердинанд VII подписал декрет, отменявший все законы, принятые кортесами в 1820—1823 гг. В Испании вновь утвердился абсолютизм, церкви были возвращены отнятые у нее земли. Правительство начало преследовать участников революции. В ноябре 1823 г. был казнен Р. Риего. Ненависть камарильи к революционному движению дошла до того, что в 1830 г. король приказал закрыть все университеты, видя в них источник либеральных идей.

Попытки испанского абсолютизма восстановить свою власть в Латинской Америке оказались тщетными. К началу 1826 г. Испания потеряла все колонии в Латинской Америке, за исключением Кубы и Пуэрто-Рико.

Буржуазная революция 1820— 1823 гг. потерпела поражение. Буржуазные преобразования либералов восстановили против них феодальную реакцию как в самой Испании, так и за ее пределами. В то же время аграрная политика либералов оттолкнула от буржуазной революции крестьян. Лишенный поддержки со стороны народных масс, блок либерального дворянства и верхушки буржуазии не смог отразить натиск феодально-абсолютистских сил.

Тем не менее революция 1820— 1823 гг. расшатала устои старого порядка, подготовив почву для дальнейшего развития революционного движения. События Испанской революции оказали большое влияние на революционные процессы в Португалии, Неаполе и Пьемонте.

Победа феодально-абсолютистских сил в 1823 г. оказалась непрочной. Реакционный режим Фердинанда VII не мог остановить поступательного развития капитализма. Начавшаяся в 30—40-е годы промышленная революция обострила противоречия между потребностями развития капиталистических отношений и сохранением «старого порядка». Потеря большей части колоний в Латинской Америке ударила по интересам торгово-промышленной буржуазии. Испанская буржуазия, лишившись колониальных рынков, начала более активно бороться против феодальных пережитков, мешавших развитию предпринимательства и торговли в самой Испании.

В 1823—1833 гг. в Испании вновь возникают тайные общества, ставившие своей целью свержение абсолютизма. Неоднократные попытки осуществить эту задачу оканчивались неудачей из-за слабой связи заговорщиков с населением. И все же, несмотря на постоянные преследования либералов, влияние противников абсолютизма в среде буржуазии продолжало возрастать.

В то же время во второй половине 20-х годов в Испании активизировались силы крайней реакции. Они обвиняли Фердинанда VII в «слабости», требовали усилить террор против либералов и укрепить позиции церкви. Наиболее реакционная часть дворянства и духовенства сплотилась вокруг брата Фердинанда VII — Карлоса.

Третья буржуазная революция (1834— 1843)

В 1833 г. Фердинанд VII умер. Наследницей была провозглашена его малолетняя дочь Изабелла, регентшей — вдовствующая королева Мария Кристина. Одновременно с притязанием на испанский престол выступил Карлос. Его сторонники (их стали называть карлистами) развязали в конце 1833 г. гражданскую войну. Карлистам удалось на первых порах привлечь на свою сторону часть сельского населения Страны Басков, Наварры, Каталонии, используя религиозность крестьян, а также их недовольство усилением централизма и ликвидацией старинных местных вольностей — «фуэрос». Девизом карлистов стали слова: «Бог и фуэрос!» Мария Кристина вынуждена была искать поддержку среди либерального дворянства и буржуазии. Таким образом династический конфликт превратился в открытую борьбу между феодальной реакцией и либералами.

В январе 1834 г. сформировалось правительство умеренных либералов — «модерадос». Испания вступила в период третьей буржуазной революции (1834— 1843).

Буржуазные преобразования и политическая борьба в 1834—1840 гг. Придя к власти, «модерадос» приступили к преобразованиям, отвечающим интересам верхушки буржуазии и либерального дворянства. Правительство отменило цехи и провозгласило свободу торговли. Считая конституцию 1812 г. слишком радикальной, «модерадос» разработали в 1834 г. «Королевский статут». В Испании создавались двухпалатные кортесы, обладавшие лишь совещательными функциями. Для избирателей был установлен высокий имущественный ценз: из 12-миллионного населения Испании избирательное право получили 16 тыс. человек.

Ограниченный характер мероприятий либерального правительства и его нерешительность в борьбе с карлизмом вызвали резкое недовольство мелкой буржуазии и городских низов. К середине 1835 г. волнения охватили крупнейшие города — Мадрид, Барселону, Сарагосу; на юге страны власть перешла в руки революционных хунт, которые требовали восстановить конституцию 1812 г., уничтожить монастыри, разгромить карлизм.

Размах революционного движения заставил «модерадос» в сентябре 1835 г. уступить место левым либералам, которые впоследствии стали называться «прогрессистами» («прогрессисты» сменили «эксальтадос» на левом фланге либерального движения). В 1835—1837 гг. «прогрессистские» правительства провели важные социально-экономические преобразования. Центральное место среди них заняло решение аграрного вопроса. «Прогрессисты» отменили майораты, уничтожили церковную десятину. Были конфискованы церковные земли и начата их распродажа; земли продавались с аукциона, большая часть их перешла в руки буржуазии и обуржуазившегося дворянства. Буржуа, купившие дворянские и церковные земли, увеличивали арендную плату, нередко сгоняли крестьян с земли, заменяя их крупными арендаторами. Рост крупного буржуазного землевладения упрочил союз между буржуазией и либеральным дворянством и противопоставил буржуазию крестьянам. «Прогрессисты» провели также закон, отменивший сеньориальные привилегии, баналитеты и личные повинности. Поземельные повинности сохранялись и рассматривались как своеобразная форма арендной платы; это привело к постепенной утрате крестьянами владельческих прав и превращению бывших держателей в арендаторов, а бывших сеньоров — в полновластных хозяев земли. Аграрная политика третьей буржуазной революции, в целом отвечавшая интересам крупных землевладельцев, дала толчок развитию капиталистических отношений в сельском хозяйстве Испании по «прусскому» пути.

В августе 1836 г. восстал гарнизон королевского поместья Ла-Гранха, солдаты принудили Марию Кристину подписать декрет о восстановлении конституции 1812 г. Однако буржуазия и либеральное дворянство опасались, что введение всеобщего избирательного права и ограничение королевской власти в атмосфере революционного подъема могут обратиться против правящего блока. Поэтому уже в 1837 г. либералы разработали новую конституцию, более консервативную, чем конституция 1812 г. Имущественный ценз давал право участвовать в выборах только 2,2% населения страны. Конституция 1837 г. явилась компромиссом между «модерадос» и «прогрессистами», которые объединились в борьбе против движения народных масс, с одной стороны, и против карлизма — с другой.

В середине 30-х годов карлизм представлял грозную опасность. Карлистские отряды совершали глубокие рейды по территории Испании. Однако к концу 1837 г. в войне произошел перелом, обусловленный внутренним кризисом карлизма. Карлизм не нашел сторонников в городах; среди крестьян Страны Басков, Каталонии и Наварры, которые первоначально поддержали претендента, росло разочарование в карлизме и стремление к окончанию войны. Летом 1839 г. часть карлистских войск сложила оружие; к середине 1840 г. были разгромлены последние карлистские отряды.

Конец карлистской войны означал поражение феодально-абсолютистской реакции.

Диктатура Эспартеро.

С окончанием карлистской войны угроза реставрации старого порядка была устранена, что привело к обострению противоречий между «модерадос» и «прогрессистами». Их противоборство вылилось в затяжной политический кризис, окончившийся в октябре 1840 г. отречением Марии Кристины. Власть перешла в руки одного из лидеров «прогрессистов» — генерала Б. Эспартеро, который в 1841 г. был провозглашен регентом. В 1840—1841 гг. Эспартеро пользовался поддержкой народных масс, которые видели в нем героя войны против карлизма, защитника и продолжателя революции. Но Эспартеро не осуществил радикальных социально-экономических и политических преобразований, его политика оттолкнула от него крестьян и городские массы. Подготовка торгового договора с Англией, который открывал испанские рынки для английского текстиля, привела к конфликту между промышленной буржуазией и правительством. Наконец, запрещение барселонской ассоциации рабочих текстильной промышленности лишило диктатуру Эспартеро поддержки ремесленников и рабочих.

К началу 1843 г. сложился блок разнородных политических сил, стремившихся покончить с господством Эспартеро. Летом 1843 г. диктатура Эспартеро была свергнута, и к концу 1843 г. власть в стране вновь перешла в руки «модерадос».

Итоги третьей буржуазной революции.

Третья буржуазная революция в Испании в отличие от первых двух, потерпевших поражение, завершилась компромиссом между старой землевладельческой аристократией и блоком либерального дворянства и верхушки буржуазии. Майораты, сеньориальные права дворянства, цехи, отмененные в ходе третьей буржуазной революции, не были восстановлены. В то же время еще не распроданные церковные земли возвращались церкви. Компромисс был достигнут и в политической сфере: устанавливалось относительное равновесие между «абсолютистами», пользовавшимися покровительством королевской власти, и «модерадос». В 1845 г. вступила в силу новая конституция, составленная в форме поправок к конституции 1837 г. (повышался имущественный ценз, урезались полномочия кортесов, увеличивались права королевской власти).

В целом к середине XIX в. в испанском обществе произошли большие перемены. Три буржуазные революции ликвидировали часть феодальных пережитков и создали возможности (хотя и ограниченные) для развития капиталистических отношений в промышленности и в сельском хозяйстве. В то же время ряд задач буржуазной революции не был разрешен, что подготовило почву для последующих буржуазных революций.

Четвертая буржуазная революция (1854—1856).

Экономическое развитие Испании 50-е — начало 70-х годов XIX века.

В середине XIX в. в Испании развернулась промышленная революция, начавшаяся еще в 30-е годы. Первой отраслью, перешедшей к машинному производству, стала хлопчатобумажная промышленность Каталонии. К началу 60-х годов ручные прялки были полностью вытеснены из производства. В 30-е годы на текстильных предприятиях Барселоны были установлены первые паровые машины. Вслед за хлопчатобумажной промышленностью машины стали применяться в производстве шелковых и шерстяных тканей.

В середине XIX в. началась перестройка черной металлургии: внедрялся процесс пудлингования, расширялось применение каменного угля и кокса. Реконструкция металлургии привела к бурному развитию этой отрасли в Астурии, располагавшей крупными залежами каменного угля, и в Стране Басков, богатой железной рудой. Быстрыми темпами росла добыча угля, железной руды и цветных металлов, в этом важную роль начал играть иностранный капитал. В 1848 г. открылась первая в Испании железнодорожная линия Барселона — Матаро. К концу 60-х годов железные дороги соединили Мадрид с крупнейшими городами страны, их протяженность составляла около 5 тыс. км.

Однако начало промышленной революции не ликвидировало отставание Испании от передовых капиталистических стран. Большая часть машин и оборудования для испанской промышленности ввозилась из-за границы. Иностранный капитал господствовал в железнодорожном строительстве и играл большую роль в горнодобывающей промышленности. В стране преобладали мелкие и средние предприятия. Промышленное отставание Испании объяснялось прежде всего сохранением феодальных пережитков в сельском хозяйстве, тормозивших развитие внутреннего рынка. Промышленность страдала также от недостатка капиталов, поскольку в условиях Испании буржуазия предпочитала вкладывать их в покупку проданных в годы революций церковных земель, в государственные займы.

Переход к фабричному производству сопровождался разорением ремесленников, увеличением безработицы, ухудшением условий труда и жизни рабочих. Рабочий день астурийских металлургов, например, достигал 12—14 часов. Формирование промышленного пролетариата дало толчок развитию рабочего движения. В начале 40-х годов каталонские рабочие провели ряд забастовок, требуя повысить заработную плату. Несмотря на преследования со стороны властей, возникали первые профессиональные организации рабочих, создавались «кассы взаимопомощи». Среди рабочих и ремесленников получили распространение различные социалистические идеи (Фурье, Кабе, Прудона).

Рост населения (с конца XVIII в. по 1860 г. население Испании увеличилось примерно в полтора раза, достигнув 15,6 млн. человек) и развитие городов повышали спрос на сельскохозяйственные продукты. Расширялись посевные площади, возрастал валовой сбор зерна, винограда, оливок. Появление железных дорог способствовало росту товарности сельского хозяйства и развитию его специализации. В то же время новая агротехника внедрялась в Испании очень медленно, что было обусловлено социально-экономическими отношениями в испанской деревне.

Третья буржуазная революция не только не разрешила проблему латифундизма и крестьянского малоземелья, но, наоборот, усугубила ее. В южных и центральных районах страны мелкокрестьянская аренда вытеснялась собственными хозяйствами крупных землевладельцев, основанными на применении труда поденщиков. В Каталонии, Галисии, Астурии, Старой Кастилии продолжался процесс постепенного пре-вращения крестьян-держателей в арендаторов. Перестройка сельского хозяйства на капиталистический лад шла медленно и сопровождалась обезземеливанием и обнищанием крестьянской массы, превращением крестьян в батраков с наделом и бесправных арендаторов.

Дальнейшее развитие капитализма, происходившее в условиях незавершенности буржуазных преобразований, обострило в начале 50-х годов все общественные противоречия. Промышленная революция привела к разорению массы ремесленников, снижению заработной платы рабочих, интенсификации труда фабричных рабочих, увеличению числа безработных. Всеобщее возмущение вызвало повышение налогов. Рост капитализма усилил экономические позиции буржуазии, которую перестали удовлетворять условия компромисса, установленного в результате третьей буржуазной революции. В буржуазных кругах росло недовольство коррупцией и дефицитом бюджета, ставившим под угрозу выплату процентов по государственным займам; тревогу вызывало оживление реакции, которая вынашивала планы восстановления майоратов, пересмотра конституции 1845 г. В этих условиях против правительства выступили не только «прогрессисты» — крупнейшая сила оппозиции в 1843—1854 гг., но и «модерадос». На первый план политической жизни вновь выдвинулась армия.

Начало революции.

В июне 1854 г. группа оппозиционно настроенных генералов под руководством О'Доннеля призвала к свержению правительства. Стремясь заручиться поддержкой населения, военные потребовали удаления камарильи, строгого соблюдения законов, снижения налогов, создания национальной милиции. Восстание в армии дало толчок революционному движению в городах, вышедшему за рамки тех целей, которые ставили перед собой руководители пронунсиамьенто. В июле 1854 г. в Барселоне, Мадриде, Малаге, Валенсии вспыхнули народные восстания, в них активно участвовали ремесленники и рабочие. На местах возникали революционные хунты, руководимые «прогрессистами». Под давлением народных выступлений в конце июля было сформировано правительство во главе с лидером «прогрессистов» — Эспартеро; пост военного министра занял О'Доннель, представлявший «модерадос».

Развитие революции, деятельность правительства Эспартеро — О'Доннеля

Пытаясь сократить дефицит бюджета, правительство приняло решение о конфискации и продаже церковных земель. Были также конфискованы и пущены в продажу земли, находившиеся в руках крестьянских общин. Почти вся проданная земля перешла в руки буржуазии, чиновников, обуржуазившегося дворянства, что привело к дальнейшему укреплению союза между дворянами и верхушкой буржуазии. Продажа общинных земель, начатая в 1855 г., продолжалась до конца XIX в. Она нанесла огромный ущерб крестьянским хозяйствам, лишив их пастбищ и лесных угодий, и ускорила процесс расслоения крестьянства. Массовое разорение крестьян обеспечивало дешевой рабочей силой латифундии, перестраивавшиеся на капиталистический лад. Аграрная политика четвертой буржуазной революции вызвала резкое недовольство в деревне. Летом 1856 г. в Старой Кастилии развернулось крестьянское движение, которое было жестоко подавлено.

Правительство Эспартеро — О'Доннеля восстановило национальную милицию и созвало кортесы. В 1855—1856 гг. были изданы законы, поощрявшие железнодорожное строительство, создание новых предприятий и банков. Политика правительства содействовала росту предпринимательской инициативы и привлечению иностранного капитала.

В ходе революции активизировалось рабочее движение. Его центром стала Каталония, крупнейший промышленный район страны. В середине 1854 г. в Барселоне была создана рабочая организация «Союз классов» (под классами подразумевались рабочие различных профессий), которая ставила своей целью борьбу за повышение заработной платы и сокращение рабочего дня. Под ее руководством был проведен ряд забастовок, рабочие добились увеличения заработной платы.

В начале 1855 г. фабриканты перешли в наступление: начались массовые локауты. Весной 1855 г. власти по ложному обвинению предали суду лидера рабочего движения — X. Барсело; он был казнен. 2 июля 1855 г. забастовали рабочие нескольких фабрик в окрестностях Барселоны; к 5 июля остановились все предприятия Барселоны и ее промышленного пояса. Бастующие добивались права на создание ассоциаций, установления 10-часового рабочего дня, улучшения условий труда. Столкнувшись со всеобщей забастовкой в Барселоне, правительство прибегло к тактике «кнута и пряника»: в рабочие кварталы Барселоны 9 июля были введены войска, одновременно Эспартеро обещал разрешить все рабочие организации и ограничить рабочий день детей и подростков. После того как забастовка окончилась, правительство нарушило свои обещания.

Поражение четвертой революции, итоги.

По мере развития рабочего и крестьянского движения крупная буржуазия и либеральное дворянство переходили в лагерь контрреволюции. Подавление революционной борьбы взял на себя военный министр О'Доннель. 14 июля 1856 г. он спровоцировал отставку Эспартеро и распустил кортесы. Этот шаг вызвал взрыв возмущения в Мадриде: рабочие, ремесленники, мелкие торговцы подняли восстание. На первых порах оно было поддержано и буржуазной национальной милицией. В течение трех дней народ вел вооруженную борьбу против армии. 16 июля восстание было подавлено. Одержав победу над революционными силами, правительство О'Доннеля приостановило продажу церковных земель и распустило национальную милицию.

Революция 1854—1856 гг. завершилась новым компромиссом между дворянством и крупной буржуазией. Буржуазия получила возможность увеличить свои земельные владения за счет ограбления крестьянской общины. Ухудшение положения крестьян привело к росту крестьянских выступлений. Крупнейшим из них было восстание, вспыхнувшее в Андалусии в июне 1861 г., которым руководили республиканцы. Около 10 тыс. вооруженных крестьян пытались захватить и разделить имения латифундистов. Правительство беспощадно подавляло крестьянские бунты.

Компромисс между дворянством и крупной буржуазией нашел отражение и в политической жизни. Конституция 1845 г. была сохранена. После революции 1854—1856 гг. возникли два блока: консерваторы и Либеральный союз. Консерваторы, возглавляемые генералом Нарваэсом, представляли интересы крупных землевладельцев-дворян. Либеральный союз опи¬рался на поддержку обуржуазившегося дворянства и верхушки буржуазии; его лидером стал генерал О'Доннель. В 1856— 1868 гг. трижды находилось у власти правительство О'Доннеля и трижды его сменяло правительство Нарваэса.

Пятая буржуазная революция (1868—1874)

Поступательное развитие капитализма увеличивало экономическое влияние буржуазии, которая все более решительно претендовала на политическую власть. К концу 1867 — началу 1868 г. сложился блок буржуазных партий, в который вошли Либеральный союз, «прогрессисты», республиканские группы. Руководители блока сделали ставку на военный пе¬еворот.

В сентябре 1868 г. восстала эскадра в Кадисе. Организаторы пронунсиамьенто обещали созвать учредительные кортесы и ввести всеобщее избирательное право. Восстание в Кадисе вызвало широкий отклик: в Мадриде и Барселоне народ захватил арсеналы; повсеместно началось создание отрядов «волонтеров свободы». Королева Изабелла бежала из Испании.

В новое правительство вошли представители «прогрессистов» и Либерального союза, власть перешла в руки торгово-промышленной буржуазии и обуржуазившегося дворянства. Под нажимом народных масс правительство восстановило всеобщее избирательное право и буржуазно-демократические свободы. В конце 60-х — начале 70-х годов правительство осуществило меры, стимулировавшие развитие торговли и промышленности. Была упорядочена финансовая система, принят новый таможенный тариф, началась сдача в концессию горнорудных богатств Испании. Власти конфисковали сохранившееся еще церковное имущество и начали его распродажу.

На выборах в учредительные кортесы, состоявшихся в январе 1869 г., победили монархические партии — «прогрессисты» и Либеральный союз. В то же время 70 мест из 320 получили республиканцы. К июню 1869 г. завершилась разработка новой конституции. Испания провозглашалась конституционной монархией, двухпалатный парламент формировался на основе всеобщего избирательного права для мужчин. Конституция 1869 г. закрепляла основные буржуазно-демократические свободы, в том числе и свободу совести.

Против сохранения монархии выступили широкие круги мелкой и средней буржуазии, интеллигенции, рабочие. Летом и осенью 1869 г. в крупных городах проходили массовые республиканские демонстрации. В Каталонии, Валенсии и Арагоне движение достигло такого размаха, что правительство смогло подавить его только с помощью армии. Одержав победу над республиканцами, «прогрессисты» и Либеральный союз начали поиск короля для Испании. После долгой борьбы, в которую включились правительства ряда европейских стран, в конце 1870 г. королем Испании был провозглашен сын итальянского короля — Амадео Савойский.

Династическими осложнениями воспользовалась наиболее реакционная часть дворянства и духовенства, которая вновь сплотилась вокруг карлистского претендента. Опорой карлизма стали Страна Басков и Наварра, население которых связывало с карлизмом надежды на восстановление старинных местных вольностей — «фуэрос». В 1872 г. карлисты развязали на севере страны гражданскую войну.

Первая республика в Испании.

К началу 1873 г. положение правящего блока стало крайне неустойчивым. Несмотря на репрессии, ширилось республиканское движение, росло влияние секций Первого Интернационала. Север страны был охвачен карлистской войной. Углубление политического кризиса заставило короля Амадео отречься от престола. Под давлением народных масс кортесы 11 февраля 1873 г. провозгласили Испанию республикой.

В июне 1873 г. во главе правительства встал видный деятель республиканского движения, сторонник идей мелкобуржуазного утопического социализма Франсиско Пи-и-Маргаль. Правительство Пи-и-Маргаля планировало провести ряд демократических преобразований, в том числе изменение условий продажи церковной земли в пользу крестьян, отмену рабства в колониях, ограничение рабочего дня детей и подростков. Кортесы разработали республиканскую федералистскую конституцию, которая обеспечивала широкое самоуправление всем районам Испании. Реформы, предложенные Пи-и-Маргалем, представляли собой программу углубления буржуазно-демократической революции; осуществление этой программы привело бы к улучшению положения трудящихся.

Однако проекты, разработанные Пи-и-Маргалем, не были проведены в жизнь из-за обострения противоречий внутри республиканского лагеря. Группа «непримиримых», опиравшаяся на среднюю и мелкую провинциальную буржуазию, требовала немедленного разделения страны на множество мелких автономных кантонов. В июле 1873 г. «непримиримые», используя революционные настроения народных масс, подняли восстания в городах Андалусии и Валенсии. Бакунисты, видя в борьбе против правительства Пи-и-Мар-галя путь к уничтожению государства, поддержали «непримиримых». Тем самым они вовлекли часть пролетариата в движение, чуждое интересам рабочих. К середине июля 1873 г. южные области Испании оказались в руках «непримиримых»; на севере тем временем продолжалась карлистская война.

Восстания, поднятые «непримиримыми» и бакунистами, заставили правительство Пи-и-Маргаля уйти в отставку. Сменившие его умеренные буржуазные республиканцы подавили восстания на юге страны и жестоко расправились как с «непримиримыми», так и с рабочим движением.

Испанская буржуазия, испуганная раз-махом революционного движения, перешла на контрреволюционные позиции. Ударной силой контрреволюции стала армия. 3 января 1874 г. военщина, разогнав кортесы, совершила государственный переворот. Новое правительство начало подготовку к реставрации монархии. В декабре 1874 г. королем был провозглашен сын Изабеллы — Альфонс XII. Так закончилась пятая буржуазная революция. В 1876 г. карлистская война завершилась поражением карлистов.

Итоги буржуазных революций 1808— 1874 гг.

 

Цикл буржуазных революций, потрясших Испанию в 1808—1874 гг., уничтожил многие феодальные пережитки, стоявшие на пути развития капитализма. Тесная связь буржуазии с крупным землевладением, ее страх перед крестьянским движением обусловили отсутствие союза между буржуазией и крестьянством; это побуждало буржуазных революционеров искать опору в армейской среде. В XIX в. испанская армия вместе с дворянско-буржуазным блоком боролась против феодализма и одновременно подавляла движение народных масс, стремившихся к углублению буржуазной революции.

Революции XIX в. отменили майораты, сеньориальную юрисдикцию, но они не только не уничтожили крупное дворянское землевладение, но, напротив, укрепили его. Крестьяне-держатели были лишены владельческих прав на их землю, собственниками которой были признаны бывшие сеньоры. Все это создавало предпосылки для развития капитализма в сельском хозяйстве по «прусскому» пути. Этот путь (при сохранении феодальных пережитков в деревне вплоть до 30-х годов XX в.) обусловил замедленные темпы развития экономики, массовое обнищание и разорение крестьянских хозяйств и жесточайшую эксплуатацию батраков и малоземельных крестьян со стороны крупных землевладельцев.

Сохранение дворянского землевладения привело к тому, что ведущую роль в политической жизни страны после пяти буржуазных революций продолжали играть крупные землевладельцы — дворяне. Торгово-промышленная буржуазия не достигла всей полноты политической власти и выступала на политической арене лишь в качестве младшего партнера дворянства. Таким образом, буржуазная революция в Испании осталась незавершенной.