Главная|Контакты|О сайте

Савойя и Дофине

Савойя и Дофине

Земная кора набухает и лопается. Земля судорожно корчится, дробится, пузырится, разверзается, вздымается к самому небу. Гигантская каменная масса, неостановимая, как ледник, обрушивается на долину. Никакой научно-фантастический фильм не способен передать потрясающее великолепие «сотворения мира» — миг рождения Альп.

Когда, почему, как именно они возникли? Никто не знает. Геологи до сих пор теряются в догадках, ведут нескончаемые ученые дискуссии. Но они едины во мнении, что сегодняшние Альпы — это то немногое, что осталось от первоначальных образований. Если бы не эрозия, горы по-прежнему уходили бы в небо на многие тысячи метров. Но и современные Альпы протянувшиеся на триста километров в длину и на то пятьдесят в ширину, достигающие в своей самой высокой точке (Монблан) 4807 метров, образуют совершенно особый мир на континенте,— мир, способный зачаровывать, заставляющий мечтать о чем-то неведомом, недостижимом.

Благодаря долинам, плато и водоемам этот каменный хаос очень давно заселен и не так уж недоступен (что доказал еще Ганнибал своим альпийским переходом с боевыми слонами). Однако поначалу по склонам Альп бродили лишь пастухи да охотники на сурков. И только в XVIII веке, когда европейцы увлеклись произведениями Жан-Жака Руссо, воспевающими красоту природы, они обратили свои взоры к этим «проклятым», якобы населенным демонами горам. В 1786 году два жителя Шамони — Балма и Паккар — совершили успешное восхождение на Монблан. В 1787 году туда поднялся швейцарский ученый-географ Орас-Бенедикт де Соссюр. В XIX веке Альпы воспевали романтики — Шелли, Гете, Гюго. Именно тогда это странное стремление людей — преодолеть себя и, презирая демонов, карабкаться на вершины — было названо альпинизмом. Сегодня в районе Альп созданы туристические комплексы, по всем направлениям его пересекают канатные дороги, но, несмотря на это, горы остаются царством любителей уединения, спортивных подвигов и девственной природы.

Этот горный массив — уникальная природная зона. Тут есть все: небольшие равнины — в Грезиводане, подземные водоемы — в Арве, широкие долины, узкие ущелья, озера, плато, пологие и крутые склоны, альпийские луга и недоступные острые пики, ледники и вечные снега. На юге Альп — сухой средиземноморский климат, а на севере — холодный и сырой. Флора альпийских хребтов, лесов и лугов необыкновенно богата и разнообразна. До того, как сюда пришли охотники, такой же была и фауна.

Сейчас в Альпах внимательно следят за состоянием флоры и фауны, так как развитие туризма и бесконтрольная охота грозили нарушить экологическое равновесие, особенно в зоне, расположенной над альпийскими лугами, там, горные хребты окружают долины Морьен, Уазан и Тарантез, в которых разместились крупные туристические комплексы. В тихой и зеленой дол Тарантез в дни больших праздник женщины и поныне надевают красивые национальные костюмы и очаровательные чепцы. За долиной Тарантез начинается зона расположенного на высоте  двух тысяч метров заповедника Вануаз. Он был образован в 1963 году и стал продолжением основанного в начале века  национального парка Гран-Паради, находящегося в итальянских Алыпах. Пятая часть его территории, составляющей  шестьдесят тысяч гектаров, покрыта снегом и льдом. Задача заповедника — сохранить природу этого края, в частности, высокогорную флору, а также такие редкие виды птиц, как, например, белую куропатку, и таких чудесных животных, как горные козлы (собратья козлов пиренейских), которых «подвиги» горных немродов* угрожали истребить окончательно. Да и другие животные нашли спасение в заповеднике. Теперь в Гран-Паради и Гранд-Вануаз живут надежно защищенные от охотников тетерева и рябчики, сурки, зайцы и барсуки, куницы и лисы; отныне они спокойно существуют на свободе, под жарким горным солнцем, в альпийских снегах, в этом «заоблачном раю».

В парке можно побывать при одном условии: никоим образом не нарушать установленные правила посещения. Проехав Модан, Ланлебур и ущелье Изран, попадаешь в необыкновенный сад, где пышно цветут и такие редчайшие цветы, как ледниковый лютик, и такие красивые, как горечавка, водосбор, весенний анемон, эдельвейс и незатейливая нежная незабудка. Здесь возможны только пешие прогулки, но как они приятны! Тропинка ведет через лес, теряясь среди деревьев и трав, потом выводит к журчащему ручейку и к скалам, еще покрытым ночным инеем. Под ярким горным солнцем любой  предмет  приобретает необычайную четкость. Свежий бодрящий воздух придает движениям удивительную легкость, кажется, будто силы здесь удваиваются.

Эти заповедные высоты, где привольно и людям, и животным, где тишина нарушается лишь щебетом птиц, стрекотом насекомых и вздохами ветра, сердитым ворчанием водопадов и журчащим пением горных потоков, буквально обновляют вас, как «живая вода».

В час, когда сгущаются сумерки, жизнь в горах не замирает. Именно в эти мгновения вы сможете оценить то главное, что дарят горы: оставшись наедине с самим собой в затерянном мире, под звездами, начинаешь понимать, что ты лишь песчинка бытия.

Ущелье Изоар, по которому можно выйти к средиземноморскому побережью, так же красиво, как и северные Альпы. Но если горы покажутся вам слишком суровыми, достаточно лишь спуститься вниз к одному из многочисленных озер, придающих спокойствие и мягкость этому дикому пейзажу.

Озеро Сер-Понсон, озеро Аннеси, озеро Лёман... Они так неодинаково отражают солнце, что кажутся наполненными разной водой.

По сравнению с южными, в северных Альпах летом травы гуще, леса пышнее, а зимой выпадает большее количество снега; поэтому они и привлекают многих туристов, спортсменов и любителей отдыха в горах.

Тут расположены крупные курорты: Эвьян-ле-Бен, где лечат минеральными водами почки и ожирение и где круглый год открыто казино — доходы от этого заведения превышают доходы от экспорта трехсот пятидесяти миллионов бутылок местной минеральной воды, и курорт поменьше — Экс-ле-Бен, считающийся, тем не менее, третьим по значению во Франции.  Там же находятся главные центры альпинизма: долина Уазана, откуда начинаются три классических альпинистских маршрута к вершинам Мэйж, Экрен и Гранд-Рус; Шамони — мировая столица альпинизма, и Монблан, где есть спуски для горнолыжников и трассы подъема на ледники. Летом вы можете с рюкзаком на спине пройти вокруг Монблана по пешему пятидневному маршруту. Здесь же расположены большие и маленькие, старые и новые курорты: Межёв — светский, но все же приветливый; Куршевель, который так же популярен зимой, как Сен-Тропез* летом; солнечный и гостеприимный Mepибель; спортивный центр Валь-д'Изер; Аворьяз, современна бетонная архитектура которого прекрасно вписывается в горный пейзаж. В долине Арли, к счастью, еще сохранились настоящие деревни, пока еще не тронутые дельцами — любителями наживы; здесь есть настоящие шале* и настоящие кафе, где можно увидеть настоящих савояров*.

До того, как ученые открыли антибиотики, в Альпах был расположены основные туберкулезные санатории и профилактории Франции. Район Сен-Жерве — одновременно спортивный курорт и центр лечения кожных заболеваний, а также идеальное место для лечения нервных и слабых детей. На плато Асси, в окрестностях Паси, собираются любители современного искусства,— их много больше, чем обычных курортников. Они приезжают сюда полюбоваться церковью Нотр-Дам-де-Тут-Грас, построенной в период с 1937 по 1950 годы в стиле савойских шале и оформленной самыми известным художниками того времени — Боннаром, Леже, Браком, Матиссом й Руо.

Как ни странно, но летом в северных Альпах развлечений больше, чем зимой. Тысячи туристов приезжают сюда имение летом, чтобы полюбоваться Монбланом, проехать на поезде от Монтанвера до Ледяного моря, замереть от восхищения при взгляде на покрытую вечным льдом поверхность в сорок пять квадратных километров; а затем по самой высокой канатной дороге в мире (3842 м) подняться на пик Миди. Если же появится желание заняться альпинизмом, то лучше всего начать с часового похода к камню Рескина*, а уж потом принять участие в многодневном восхождении на один из горных пиков, может быть, даже на Монблан. В июне или в июле в южных Альпах, в альпийском саду Лотаре, так же, как в парке Вануаз, расцветает более двух тысяч видов прекрасных цветов. Лотаре известен своим великолепным видом на массив Пельву, а также трудностями, которые приходится преодолевать здесь велосипедистам, принимающим участие в велогонке Тур де Франс. Именно здесь зимой 1908 года Р. Ф. Скотт готовился к своей экспедиции на Южный полюс.

Если Савойя, долгое время связанная с Пьемонтом, окончательно стала французской лишь после триумфального плебисцита в 1860 году, то Дофине принадлежит Франции уже с XIV века. В 1349 году дофин Гумберт II продал эту провинцию Франции за двести тысяч флоринов при условии, что, начиная с этого времени, сын французского короля будет называться «дофином». Столица Дофине — Гренобль — французский город, который в 1889 году впервые в истории создал организацию, занимавшуюся привлечением и обслуживанием туристов, с тех пор считается самым деловым из французских городов. В 1968 году здесь состоялись зимние Олимпийские игры. В красивых окрестностях Гренобля есть несколько интересных замков и домов. Один из них — Визий — вошел в историю Франции: здесь 14 июня 1788 года штаты Дофине потребовали созыва Генеральных Штатов*.

Выше Гренобля находится плато Веркор — белые скалы, мрачноватые леса, страшные ущелья, на дне которых ворочает камни река Бурн; тут больше солнца, и климат уже почти средиземноморский. В 1944 году четыре тысячи участников Сопротивления выдерживали здесь в течение долгого времени многочисленные атаки нацистских дивизий. Почти все патриоты погибли. В память о них воздвигнут потрясающий  по силе воздействия памятник. Сегодня этот район – царство детей. Здоровый климат, чистый и сухой воздух позволили  открыть в городе Вильяр-де-Ланс государственный лицей-санаторий, где сотни детей учатся и укрепляют здоровье.

Из Бриансона, самого высокогорного города Европы, можно попасть в Монженевр, старейший из французских курортов; а из Кейра — в самую высокогорную деревню Сен-Веран (2040 м), которая сохранила свой старинный облик, свои шале с наружными галереями. Солнце здесь настолько ярко, что, кажется, воздух слегка вибрирует. Излюбленные места горнолыжников тянутся от Сюпер-Деволюи до Варса, от Пра-Лу до Серр-Шевалье, через Орсьер, Ансель или Фу-д'Алло вплоть до Вальбера и Ориона, расположенных в самом сердце района Ниццы,— повсюду вы увидите множество туристских лагерей.

Две революции: индустриальная, когда люди начали использовать гидроресурсы, и туристическая, по размаху обогнавшая первую,— изменили и пейзаж, и образ  жизни местного населения. Какова жизнь в этом краю, превращенном в «спортивную площадку» Франции? Лишь тот, кто попадет в ложбину, где стоит обитель Гранд-Шартрез, возведенная в 1084 году св. Бруно и шестью его помощниками, и вслушается в тишину этих мест, сможет ответить на этот вопрос.