Главная|Контакты|О сайте

Прованс и Лангедок

Прованс и Лангедок

 

Высоко в горах, среди кипарисов и олив раскинулся райский сад — волшебный оазис, где восхитительные скульптуры — ше¬девры современного искусства — так гармонично сочетаются с деревьями и цветами, будто они стояли здесь всегда. Спокойная и умиротворяющая красота галереи Маг— одного из самых чудесных музеев на открытом воздухе, завораживает и вызывает желание надолго остаться здесь.

Апельсиновые и лимонные деревья, сосны, нагромождения светлых скал, спускающихся к сверкающей на солнце бирюзовой воде, теплый, пахнущий смолой воздух, музыка волн и ветра, пение цикад, красота бухточек полуострова Сен-Жан-Кап-Ферра заставляют совсем забыть о том, что в нескольких километрах отсюда шумит бетонный город с толпами людей и автомобильными заторами.

Средиземноморский юг всюду дышит необычайным очарованием. Юг пленил Пикассо, и он поселился здесь в замке Гримальди, который впоследствии стал музеем. Умер художник в Мужене, в горах над Каннами, близ Валори, где он возродил искусство керамики. И разве не на юг, в Кань, приехал стареющий Ренуар?

По официальным данным, семьдесят процентов французов, будь у них возможность выбора, предпочли бы жить в Провансе и на Лазурном берегу.

Красивый пейзаж, мягкий климат ( + 22°, в среднем, летом и редко ниже + 10° зимой), три тысячи солнечных часов в год... От итальянской границы до дельты Роны, от Ривьеры, названной в   1887   году  Лазурным  берегом, до прибрежных гор Мор и Эстерель тяну города, поселки и порты, и всюду моя выбрать место для отдыха на любой вкус. Тем, кто любит город, его будни и праздники, стоит побывать в Hицце — «столице удовольствий». Марсельские греки основали город в V веке до нашей эры, назвали его Никея (победа). До XVIII века он был лишь крупным портом. С начала XIX века сюда на отдых стали приезжать англичане, проводившие здесь целую зиму. Их было так много, что семикилометровая набережная города получила название Английской.  Она застроена домами и виллами в стиле рококо периода Бель-эпок, их хозяева — и великие князья, любители изысканной роскоши, и богатые чудаки-лорды, и всякие авантюристы. Грандиозна панорама бухты Ангелов, протянувшейся до самых стен Антиба. Ницца может похвастаться и природой, и древними памятниками. С утеса Шато открывается безупречная, словно нарисованная линия залива. Узкие дома старой Ниццы пестры, как на детских рисунках. Улочки-лестницы спускаются вниз капризными уступами. На рынках торгуют фруктами, травами и цветами; тут царит атмосфера веселой, немного фамильярной доброжелательности, разговоры пересыпаются шутками, порой на старинном местном диалекте. До1860 года графство Ницца принадлежало дому герцогов Савойских, и многочисленные вкрапления выразительного савойского диалекта напоминают об этом не столь отдаленном прошлом.

К собственному очарованию Ниццы следует прибавить и очарование гористой местности в ее окрестностях; тут совсем не слышно городского шума. Дома боязливо и тесно сгрудились, словно защищаясь от мистраля. Старые черепичные крыши пестреют всеми оттенками от розового до желтовато-красного. Во многих деревнях, таких, как Турет-сюр-Лу, сохранилась со времен римского завоевания центральная прямоугольная площадь «форум», а от средневековья — прелестные, путаные, как лабиринт, узенькие улочки.

В один прекрасный день у Ниццы появился соперник — Сен-Тропез, в прошлом скромный рыбацкий поселок, бывший приют корсаров. Летом сюда приезжают целые полчища французов. Но для того, чтобы увидеть Сен-Тропез таким, каким когда-то его любили художники и писатели, в частности Колетт, надо подождать до осени, когда разъедутся заполонившие городок «дикари», мешающие оценить его неоспоримое очарование.

От гор Эстерель до Альп и до самой итальянской границы тянутся курорты. Одни — с мотелями, кемпингами, дешевыми «деревенскими» гостиницами — предназначены для людей среднего достатка. Другие явно созданы для людей очень обеспеченных, например Сен-Максим (тоже когда-то оттесненный Сен-Тропезом) с его роскошными загородными виллами. Этот городок — своего рода Нейи Мавританского побережья. В защищенной от ветров бухте Кавалер, где покрытый мелким песком берег вытянулся дугой на десять километров, среди олеандров и сосен разбросаны скромные виллы и гигантские кемпинги, принадлежащие крупным корпорациям. От залива Ланапуль до полуострова Жьен тянутся горы, поросшие пробковым дубом и сосняком, со стороны моря они краснеют осыпями порфировых отвесных скал. Сен-Рафаэль вошел в моду благодаря Александру Дюма и Альфонсу Карру. Во Фрежюсе, основанном Цезарем, сохранился самый большой в Галлии амфитеатр. На полуостров Жьен, близ Йера, претендуют предприимчивые строительные фирмы.

Секторы Ниццы и Каинов составляют единый громадный курортный комплекс. С трех дорог, проложенных в горах одна над другой (верхняя построена при Наполеоне), открывается восхитительный вид на Средиземное море. Ведут эти дороги в Монте-Карло, крошечное государство внутри Франции, в котором есть еще одно «государство в государстве» — казино. Город Канны, основанный в 1830 году лордом Броухэмом, считается местом отдыха миллиардеров, а также — раз в год — становится всемирной столицей кино. Антиб с его древними укреплениями (здесь покончил с собой художник Никола де Сталь) в настоящее время очень популярен в среде интеллигенции, которая приезжает сюда охотнее, чем в Сен-Тропез. Местечко Жуан-ле-Пен собирает каждый год на фестиваль лучших исполнителей новоарлеанского джаза.

Тому, кого привлекает более свежий воздух и более дикий пейзаж, надо подняться в горы. Над Каннами, в направлении Кастеллана, есть дорога, круто поднимающаяся в Альпы; лишенные растительности скалы, нагретый воздух слегка дрожит... Летом порывы горячего ветра приносят сюда аромат с полей лаванды, единственной культуры, прижившейся на этой бесплодной земле.

Ущелье, где на глубине тысячи метров протекает Вердон,— самый красивый и самый пустынный уголок этих мест: от взгляда в пропасть или в бездонное небо начинает кружиться голова.

Но Лазурный берег — лишь часть Прованса, его вывеска. Между Ривьерой и низиной Роны лежит другой Прованс, не столь космополитичный, не столь шумный, однако, не менее красивый, и, главное, более древний. Начинается этот Прованс в Тулоне, прекрасном городе французских военных моряков. Его старые кварталы по всем правилам древнеримского градостроительства спланированы вокруг прямоугольной площади Пюже; фонтан и окаймляющие ее платаны придают ей особое очарование. Язык местных жителей отличается необычайной выразительностью, которую считают типичной для «южан»: стоит пойти утром на рынок подворья Лафайет, и там вы наслушаетесь ыразительнейших словечек. За Тулоном начинается цепочка бухт Моржью, Касиса и Марселя. В извилистых заливах между скалами плещется вода. Кажется, вот-вот появятся сирены и причалит к берегу отважный Одиссей. Чтобы защитить эти бухты от лишней застройки, их в 1975 году объявили заповедной зоной.

Но для тех, кто по-настоящему влюблен в Прованс, есть еще одно место, которое более других воплощает в себе его суть. Это расположенный между Камаргом и Альпилем город Арль — старинный, красивый город, с которым связано бесчисленное множество легенд. Со стороны Альпиля Арль окружают утопающие в оливковых рощах, защищенные от мистраля не-высокими холмами чудесные селения: Сен-Реми-де-Прованс, Сен-Мишель, Барбантан, Мурьес, Фонвьей, где Доде писал «Письма с мельницы». Чуть выше расположена Бо-де-Прованс, восхитительная старая деревенька, взобравшаяся на самый верх скалистого пика; на рождество здесь служат одну из самых интересных во Франции полночных месс: возле настоящих яслей разыгрывают в лицах действо о рождении младенца Христа. Поблизости отсюда находится красивое аббатство XII века Монмажур со склепами и крытой галереей в романском стиле. Со стороны моря, между рукавами Роны, раскинулся Камарг — плоская, заросшая тростником равнина, которая тянется до болотистых берегов залива Ваккаре и Сент-Мари-де-ла-Мер, где дважды в год собираются цыгане. Часть Камарга стала природным заповедником, так как местные флора и фауна, в частности розовые фламинго, находились под угрозой исчезновения. Один из источников дохода в Камарге — рисоводство. Здесь можно увидеть и стада диких быков, заботливо охраняемых пастухами на лошадях местной камаргской породы — белых или серых в яблоках «камаргах», невысоких, кряжистых и очень послушных. Здесь есть и неприрученные лошади, живущие на свободе.

Арль — исключительный город даже для этих красивых мест. От римлян ему остались акведук, термы, храмы, театр, кладбище (Алискамп) и великолепный амфитеатр, где в летнее время весь город собирается на бой быков. Христиане построили тут красивейший монастырь Сен-Трофим, а тамплиеры — великолепное здание, где ныне размещен музей Реаттю. Эти чудесные памятники — часть города, который живет немного загадочной и необыкновенно насыщенной жизнью.

Каждый год в июле, во время праздника, в Арле выбирают королеву города. Ее внешность должна соответствовать типу арлезианки, а костюм должен быть подлинно национальным. Она обязана знать все о традициях города и говорить на провансальском языке.

Что породило удивительную гармонию природы и архитектуры? Можно долго рассуждать об этом, но лучше просто констатировать, что она, эта гармония, существует, и наслаждаться ею в Арлеили Экс-анПровансе – самом красивом, как утверждают некоторые, городе во Франции. Здесь не найдешь, как в Арле, следов римского владычества, но этот город представляет собой архитектурный ансамбль редкой гармонии. В XV веке король Рене сделал его центром интеллектуальной жизни. В XVII и XVIII веках представители дворянства и судейского сословия возвели здесь красивейшие особняки, павильоны, разбили сады, площади с «играющими» фонтанами. С обеих сторон затененной платанами аллеи Мирабо тянутся великолепные, легкие по архитектуре здания в классическом стиле, который под жарким солнцем Прованса освободился от излишней торжественности. Экс-ан-Прованс — не только университетский, но и музыкальный город, его музыкальный фестиваль — событие мировой известности. Очень красивы окрестности города. Они очаровали многих художников, в частности Сезанна, который часто с увлечением писал гору Сент-Виктуар, и Пикассо, который долго жил в замке Вовенарг.

Экс-ан-Прованс тесно связан со своим шумным соседом Марселем, первым по значению торговым портом и вторым по количеству населения городом во Франции.

Прошлое, культура, топография, самый дух Марселя — все в этом городе греческое. Уже за восемь веков до нашей эры здесь занимались торговлей финикийские негоцианты. В VI веке до н. э. греческие мореплаватели, прибывшие из Фокеи, высадились здесь и основали Массалию, самый древний город на земле Франции. Одновременно это был и большой порт, о чем свидетельствуют остатки первых портовых строений, обнаруженные под площадью Биржи. С тех пор город разрастался во всех направлениях, захватывая, как вьющееся растение, все окрестные холмы и долины, оставляя повсюду следы кипучей жизни. В том месте, где когда-то стояло языческое капище, был построен обращенный фасадом к морю собор Нотр-Дам-де-ла-Гард. В портовых кварталах всегда сновала многоязыкая красочная толпа, такая же, какую и сегодня видишь на рынках Старого порта, ярких, пестрых, шумных.

Постарайтесь окунуться в эту веселую, горячую жизнь. Попробуйте в каком-нибудь бистро буйябес — уху, сваренную из барабульки и морских ежей и, вместо того, чтобы говорить самим,— и не дай бог, подражать марсельцам! — просто прислушайтесь к их разговорам. В наследство от греков им достался юмор и вкус к риторике.

Удаленная от моря часть Прованса (между Роной и Альпами) не менее богата и не менее красива, чем приморские районы. Прелестны города Авиньон, Оранж, Везон-ла-Ромен и окрестные поля, окаймленные тростниковыми изгородями и кипарисами; кажется, будто все пронизано светом, какой можно найти только на картинах итальянцев эпохи раннего Возрождения. В Маноске, в Форкалькье все говорит о Фредерике Мистрале и Жане Жионо. Побродите по склонам горы Ванту. Поднимитесь на горы Люр и Люберон. Не забудьте Иль-сюр-ла-Сорг, Фонтен-де-Воклюз и обязательно посетите Сенанкское аббатство и Горд — старинную деревушку, зацепившуюся на высоте 275 метров за склон отвесной скалы. Замок XVI века близ этой деревни стал теперь музеем современного художника Вазарели.

Чуть дальше, за замком, тропинка ведет через невозделанную долину Сенанколь к Сенанкскому аббатству, основанному в 1148 году и прекрасно сохранившемуся до наших дней; сейчас в нем размещается центр по изучению пустыни Сахары. Отсюда открывается строгий, прекрасный вид: ланды и ослепительные скалы; вдоль горных потоков пышной лентой вьется зелень. Краски яркие, четкие, как на полотнах Сезанна.

На дорогах этой местности встречаются оригинальные сооружения из камня, то круглые, то прямоугольные; сверху они покрыты плитами известняка, выложенными, как черепица. Эти строения называются бори. Их ложные своды, похожие на перевернутые корзины, напоминают могильные холмы микенцев. Это очень давний способ постройки. Известно, что эти дома служили пастухам, перегонявшим стада на альпийские пастбища; предполагается также, что во время эпидемий здесь ютились люди, зараженные чумой. Но никто не может сказать точно, когда и зачем были построены эти примитивные сооружения.

 

На запад от дельты Роны протянулся Лангедок — море виноградников, окруженное песками. Эти виноградники когда-то были здесь самым большим богатством. Но сегодня, для того чтобы выжить, виноградарям приходится искать и другие занятия. Пески оказались для Лангедока «золотым дном». В 1965 году в самой пустынной части побережья, там, где когда-то были только комары, болота и маленькие курорты местного значения (сюда приезжали жители Нима, Арля и Монпелье), правительство решило

создать «французскую Флориду». Здесь были выстроены города смелых архитектурных форм, созданы пляжи, бассейны, порты для лодок и яхт, в результате чего появился курорт Ла-Гранд-Мот, творение Жоржа Кандилиса, а также другие известные ныне места отдыха — Пор-Баркарес й Пор-Лекат. Все здесь предусмотрено для удобства отдыхающих, а если кому-то не хватает старинной архитектуры, то в поисках ее ехать придется не так далеко. Ним, овеянный ароматами севеннских песчаных равнин, соперничает с Арлем: та же элегантность, то же обилие древних римских памятников, но архитектуру этого города отличает большая сдержанность — результат влияния укрепившегося здесь протестантизма. Красивые здания античного периода прекрасно сочетаются со строениями XVIII века. «Квадратный дом» — храм, возведенный зятем императора Августа,— одно из самых замечательных римских зданий на земле Галлии. Стоит посетить также термы, башню Мань, великолепный сад с фонтаном.

Все, кто во Франции любит бой быков и накаленные страсти, один раз в год, на троицын день, собираются на корриду в Ниме. В течение трех дней в обычно сдержанном Ниме под звуки фанфар и треск петард шумит праздник.

Некоторые, правда, предпочитают этим шумным корридам другие, менее «престижные», но зато более веселые и интересные игры с быками. Они проводятся на маленьких аренах и заключаются в том, что храбрецы из числа зрителей должны снять с рогов молодого быка «кокарду». В любое летнее воскресенье это развлечение ждет вас в Ниме, Арле, Сете, Монпелье, Безье, Нарбонне. В некоторых городах, таких, как Арль, Сент-Мари-де-ла-Мер, Эг-Морт, с их красивыми укреплениями из светлого песчаника, сохранился интересный обычай.

В день местного праздника пастухи на лошадях гонят быков по улицам города, перегородив поперечные переулки. Смысл игры с быками заключается в том, что самые смелые из горожан отвлекают и дразнят животных, а пастухи при этом демонстрируют свое искусство загонщиков. Эти утренние праздники заканчиваются всеобщим веселым пиром. Его открывают пением старого провансальского гимна. Голоса не всегда звучат стройно, но всегда уверенно. Таких обычаев, к   сожалению,   недостает   «новой Флориде»...