Главная|Контакты|О сайте

Нормандия - Аббатство Мон-Сен-Мишель

Оглавление
Нормандия
История
глазами французов
Достопримечательности
Красоты
Аббатство Мон-Сен-Мишель
Все страницы

 

Бретонское ли это аббатство? А может, нормандское? В любом случае речь идет об одном из таких мест — их несколько на земном шаре,— где люди уже на заре человечества пытались говорить с небом. Когда «нормандские милосердные» — члены религиозного братства, существующего со времен средневековых эпидемий чумы и занимавшегося погребением ее жертв,— проходят в расшитых костюмах, с хоругвями и колокольцами по древнему пути паломников, что брели в Сен-Жак-де-Компостель,

Фото: Процессия нормандских милосердных в Мог-Сен-Мишель

они обязательно делают остановку в Мон-Сен-Мишель. Но и в древности здесь поклонялись каким-то неведомым нам божествам.

Как рассказывает легенда, святой Обер, епископ Авранша, освятил волшебный утес по приказу архангела Михаила, победителя дьявола и проводника душ, отправляющихся на небо. Шедевр западноевропейской архитектуры, очень католический по духу, Мон-Сен-Мишель магически влечет к себе.

Летом толпы народа и бойкая торговля ослабляют впечатление от его мистической красоты. Но зимой, когда остров пустеет, когда дуют холодные ветры и волны бьются о крепостные стены, аббатство Мон-Сен-Мишель обретает свой истинный облик.

Именно в этот момент нужно побродить по укреплениям, спуститься по одной из лестниц, сбегающих к морю, постоять перед старым домом Дюгеск-лена и посетить выстроенный в XI— XV веках «Мервей», состоящий из трех помещений на разных уровнях: зала для раздачи милостыни, рыцарского зала и монастырского дворика, галереи которого покоятся на двухстах сорока колоннах из красного гранита. Вот тут-то и вспоминаются бенедектинцы, построившие аббатство и назвавшие его «Мон-Сен-Мишель, которому грозят с моря».

Опасность могла грозить не только с моря, но и из Гранвиля, древнего прибежища корсаров, северного Монако, взгромоздившегося на гранитную скалу восьмидесятиметровой высоты и сохранившего свои укрепления со времен морских разбойничьих войн. Его верхний город существует с XVIII века. В 1793 году здесь разыгралась кровавая драма: шуаны после нелегкого перехода ожидали английский флот, который должен был помочь им овладеть городом, но их отбросили и истребили. Мишле* писал потом о «здоровом ветре Гранвиля». Стендаль и Виктор Гюго упоминают об этих событиях в своих произведениях. Из Гранвиля можно отправиться на один из трехсот гранитных островков: например, на Шозей или на Джерси.

Такова Нормандия: почти бретонская на западе, почти пикардийская на востоке и в то же время абсолютно самобытная благодаря людям, создавшим ее.

Фото: Нормандский торговец

Это страна земледельцев-одиночек и моряков-авантюристов, развитой торговли и глубокой веры; с первого же дня существования герцогства Нормандского эти противоречия слились воедино, и это единство определило суть, душу страны. Сегодня, скажем, здесь поощряется туризм — но только в известных пределах, создаются благоприятные условия для развития промышленности — но так, чтобы она не повредила земледелию, разведению скота и рыбной ловле.

Словом, Нормандия сохранила чувство меры и склонность к хорошо обдуманным поступкам.

Родина великих писателей.— Малерба, Корнеля, Флобера — Нормандия притягивает художников с тех пор, как ее прославили предшественники импрессионистов, привлеченные сюда прозрачным воздухом и изменчивым светом. Нормандия, наконец, таит в себе еще одну прелесть: это земля жизнелюбов и гурманов.

Нормандцы не носят больше национальных костюмов, за исключением фольклорных фестивалей, когда они надевают блузы в сборку, шейные платки в мелкую клетку и каскетки. Но в долинах как и прежде цветут яблони, воздух мягок, в тихих нормандских гаванях белыми чайками парят паруса — одним словом, Нормандия и по сей день влечет к себе, по-прежнему оставаясь такой, какой ее всегда воспевали.