Главная|Контакты|О сайте

Лотарингия

 

Фото: Река Мёз в окрестностях Монтерме

Лотарингия Представьте себе: по долине величественной реки Мёз, близ Монтерме, скачут всадники. Утренний, тающий над рекой туман навсегда скроет этих благочестивых рыцарей — сыновей Эмона*, о которых повествует бессмертная народная легенда, родившаяся в Вогезах — голубовато-сизых, поблескивающих зеркальными озерками горах.

Горы вздымаются к облакам и круто обрываются вниз со стороны Эльзаса. Пересечь их можно лишь по ущельям, например, по Шлюшту, утонувшему в сумрачном ельнике.

Фото: Лотарингия Перевал Шлюшт

Но прежде, чем покинуть Вогезы, стоит полюбоваться этой деревенской Лотарингией — «Лотарингией в сабо»: горными склонами, плодородной долиной, зажатой между двумя изъеденными временем массивами, приветливыми деревеньками, утонувшими в садах; местное вино хранит вкус винограда, что вызрел в солнечной долине Мозеля.

Лотарингия, лежащая между Арденнами и Вогезами,— «пограничная», как сказали бы географы или историки, зона, близкая родственница Эльзаса — открыта всем веяниям, поскольку ее пересекает автострада, соединяющая страны Бенилюкса и Западную Германию со Средиземноморьем; и, тем не менее, это совершенно особый мир. Для того, чтобы добраться до Лотарингии из Парижа, нужно пересечь Шампань, старинную провинцию, богатую средневековыми шедеврами. Именно в Шампани, в Реймсе, принял крещение Хлодвиг и здесь же, в Реимском соборе, в этой прекрасной жемчужине готики, освещенной незабываемой улыбкой «Ангела», короновались многие французские короли. В Реймсе находится церковь аббатства Сен-Реми с великолепным романским нефом. О глубокой старине рассказывают и деревянные домики, теснящиеся на улочках Труа. В Шампани самые знаменитые виноградники Франции. Однако, несмотря на свое «искристое» название, провинция не всегда наслаждалась идиллией. Здесь бушевали и войны. Об этом расскажут Вальми, Седан и Марна.

Из Шампани можно попасть в старинную Лотарингию, бывшее герцогство, созданное между X и XIII веками, и уже тогда настолько французское, что эмблема герцогства — крест с двумя перекладинами — несмотря на войны, бури и изменения границ, стала национальной эмблемой Франции. Эта своеобразная провинция, расположенная в трехстах пятидесяти километрах от Парижа — западный аванпост Центральной Европы. Климат ее континентальный: холодная зима и жаркое лето. Пейзажи здесь то суровые, то нежные. Даже реки тут своенравны, они сторонятся запада — Сены, Ла-Манша и совсем близкого Парижского бассейна — и впадают в Мозель, Рейн и Мёз, стремясь к Северному морю. И все-таки в Лотарингии ощущается влияние средиземноморской культуры. Дома в долинах и на склонах гор покрыты такой же, как в Провансе, черепицей, правда, крыши здесь не крутые, как на востоке, а почти плоские. Местный диалект — скорее французский, чем немецкий — очень выразителен, особенно в области Меца.

Эта старинная и суровая земля создавала людей по своему образу и подобию: «круглоголовые галлы» крепко вросли в нее и держатся за свои традиции, за свою автономию и свободу, хотя географическое положение этой местности всегда обрекало ее на вторжения и разделы.

Самая известная дочь Лотарингии — девушка, прозванная пастушкой Жанной, впоследствии Жанна Французская, навечно осталась в народной памяти как Жанна д'Арк. Через ее родную деревню Домреми протекает часто видевшая кровавые битвы река Мёз. Здесь можно увидеть хижину; в которой родилась Жанна. На поляне, среди дремучего леса, где Жанна пасла овец, под волшебным «деревом фей» ей послышались «голоса», призывавшие ее выдворить англичан из Франции.

Домреми — знаменитое место, однако этой деревне не суждено было стать городом. В пятнадцатом веке она скромно жила в тени столицы Лотарингии – Нанси. В современном Нанси кварталы эпохи классицизма сплелись со средневековыми. Исключительная по красоте площадь Станислава — самый знаменитый архитектурный памятник города. Эта площадь связана с именем польского короля Станислава Лещинского. Стараясь угодить своему господину, архитектор Эре де Корни и мастер Лямур обнесли старинную Королевскую площадь высокой кованой оградой, украшенной позолотой. На самой площади они выстроили дворец, между триумфальной аркой и ратушей проложили аллею с бассейнами и фонтанами и позаботились о соответствующем декоре для галантных празднеств. Это один из самых великолепных архитектурных ансамблей XVIII столетия. На территории Лотарингии и Эльзаса находятся Вогезы — старый невысокий горный массив, в котором отступающий ледник оставил многочисленные впадины с глубокими темными озерами. Это суровый край, изрезанный глубокими ущельями, где дуют самые злые во Франции зимние ветры. Но вместе с тем это край, покрытый густыми лесами; край свято чтимых старинных традиций, таинственный и манящий.

Лучшие леса в Вогезах — богатые, густые, благоухающие — находятся в пятнадцати километрах на север от Фальцбурга, они видны с укреплений Птит-Пьер; ряды елей уходят за горизонт, как бы собираясь на штурм покатого, причудливо изрезанного склона.

Фото: Укрепления Птит-Пьер (Вогезы)

Лес — главное богатство района, ставшего в наше время центром горнолыжного спорта. Туристские комплексы расположены в Шлюште, Бресе, Сен-Морисе и Маркштейне. У подножия гор построены комфортабельные гостиницы с ресторанами. На юге области есть несколько молодежных спортивных центров с более дешевыми гостиничными комплексами. Самых бесстрашных лыжников здесь ждут трамплины и сложные трассы: Вантрон, Брюсан, спуск с округлой вершины Эльзас (1248 м), одного из красивейших природных бельведеров в Вогезах, расположенного над еловым лесом. В лесу, как и в старое доброе время, работают лесорубы, они валят лес (ныне сильно вздорожавший) и строят где-нибудь на склонах, как это делали их предки, хижины из лапника и глины, покрывая их толем. Срубленные деревья спускают вниз, в долину, на специальных санях, называемых шлитами,— примитивном, но очень удобном приспособлении. Чтобы справиться с ними на крутых склонах, требуется большое мастерство.

В ущелье Шлюшт, на том месте, где проходила граница, отделившая Францию от Эльзаса после Франко-прусской войны 1870 года, была проложена во время первой мировой войны Кретская дорога, крайне необходимая в этой труднодоступной местности.

Фото: Вогезы Вид с Кретской дороги

Она вьется серпантином среди величественных пейзажей.

Внизу, в долинах, и поныне ткут традиционные льняные ткани, пользующиеся большой известностью, но это ремесло умирает, поскольку не выдерживает конкуренции с машинами, изготовляющими дешевую материю. В деревнях женщины занимаются тонкой вышивкой и сыроделием. Здешние сочные сыры хранят запах высокогорных пастбищ. На западе, в долине Мозеля, находятся курорты с термальными водами. Утомленные современной жизнью в отравленных газами городах люди поправляют подорванное здоровье на курортах Пломбьер, Бен-ле-Бен, Контрексевиль и Виттель. В этой местности находится центр народных промыслов — город Эпиналь. Именно здесь в последние годы Революции* гравер по дереву Пеллерен сделал иллюстрации к сказкам, народным песням, а также запечатлел события современной ему истории. Успех его произведений был столь велик, что в этом городке для них открыли специальный музей.

История была сурова к Лотарингии: как известно, европейские войны не щадили ее. В Вердене на реке Мёз все напоминает о той страшной восьмимесячной битве первой мировой войны, которая превратила в кровавое месиво сотни тысяч французов и немцев. Здесь всюду встречаешь названия, напоминающие об этом: форт Во, Морт-Ом, леса Кор, Корбо, Кайет. Ныне они, как и Дуамон, стали легендарными. Но, как сказал поэт, «чудовищна слава, добытая ценой пролитой крови». Эти красивые долины, созданные природой, плодородные поля, возделанные людьми, стали гигантской братской могилой, ибо здесь не прекращались войны. Эта трагическая и в то же время добрая земля всегда была для Франции незаживающей раной: уже в 843 году Верденскии договор, раздробивший империю Карла Великого, положил начало бесконечным вооруженным столкновениям.

Собор Сент-Этьенн в Меце, возведенный над рекой, достоин сравнения с соборами в Бове или Амьене; он такой же высокий, мощный и удивительно гармоничный. Какой-то необыкновенный свет проникает сквозь широкие окна и великолепные витражи, озаряя стены, колонны и готический свод. Витражи XVI века расположены в хоре. Несмотря на свой почтенный возраст, они чудесно гармонируют с витражами, созданными в нашем веке Жаком Вийоном*.

В Меце можно увидеть Немецкие врата, сооруженные в XIII веке; они являются частью построенного тевтонскими рыцарями ансамбля зданий, в которых был устроен госпиталь. Для своего времени этот город-крепость был образцом высокого искусства градостроения, о чем свидетельствуют Оружейная площадь, ворота Серпенуаз, эспланада. То там, то здесь встречаются памятники эпохи галло-римских войн. Соперник Нанси, Мец долгое время был первым городом региона. И хотя уже в XVI веке стены крепости начали разрушаться, Мец сохранил свое значение и стал в настоящее время крупным городом в центре промышленной Лотарингии.

Между угольным бассейном на западно-германской границе (Саарская область) и залежами железа на севере, в долинах рек Мозель и Орн раскинулись прекрасные леса, обширные пастбища и сельскохозяйственные угодья района, в котором производят масло. Здешние дороги тянутся вдоль фруктовых садов, где растут мирабель, сливы, груши, яблони.

Помимо Нанси и Меца еще три лотарингских города заслуживают упоминания: Туль, бывшая епископская и военная резиденция, обнесенная укрепленными стенами,— творение Вобана*; Баккара, столица хрусталя со времен средневековья, и, наконец, Люневиль, где в XVIII веке герцог Леопольд, завидуя славе Короля-Солнце, повелел воздвигнуть свой, «лотарингский Версаль».

Лотарингия — не только промышленная область. Стоит выйти за пределы городов Ромба, Айанж или столицы сталелитейной промышленности Тионвиля, освещенных по ночам доменными печами, как тут же попадешь в плодородную долину с пашнями и заливными лугами. В Вевре на крутых берегах рек, среди лесов прячутся состоящие из одной улицы деревеньки, окруженные фруктовыми садами и виноградниками. Когда-то виноградники в Лотарингии были повсюду. Теперь их можно встретить лишь на берегах рек Мёз и Мозель, они выжили, несмотря на разразившуюся в начале века эпидемию филлоксеры. Виноградники с трудом выходили, заботливо и любовно вылечили. И они снова в изобилии плодоносят.

Фото: Озеро Лонжмер (Вогезы)

В окрестностях Жерарме, в горах, поросших ельником, встречаются темные, глубокие, застывшие, завораживающие озера, названия которых связаны с легендами: Лонжмер, Бланшмер и Ретурнмер. Глядя в сторону мрачных, но красивых Арденн, вспоминаешь стихи уроженца этих мест Поля Верлена:

В отчем дальнем краю стеною стоят леса,

Во тьме их сверкнут порой свирепого волка глаза,

Зеленый дуб приютил у ног своих кустик черники...

Фото: Лес в Вогезах