Главная|Контакты|О сайте

Иль-де-Франс

В самом сердце Парижского бассейна, между петляющими изгибами Сены, Марны, Уазы и Эны, лежит цветущая провинция Иль-де-Франс. Она окружает Париж зеленым кольцом. На берегах ее рек, в ее лесах, под ее небом, всю нежность оттенков которого сумели передать импрессионисты, парижане проводят конец недели, приезжая сюда насладиться природой и архитектурой, самыми прекрасными, самыми благородными ее образцами: аббатствами, церквами и замками — свидетелями ушедших времен. У этой провинции есть преимущество перед другими ее сестрами — близость к Парижу, и ни один район Франции не знает такого обилия шедевров, относящихся к романскому стилю, к эпохе Возрождения и к классицизму. В Иль-де-Франсе можно подробно изучить искусство готики. Здесь сохранилось также не менее ста аббатств и церквей, выстроенных в романском стиле. В этом районе построено великое множество резиденций королевских семей, дворцов, окруженных тщательно спланированными парками и густыми лесами. Они принадлежали принцам, придворным, прелатам, финансистам, представителям духовенства, словом, всем, кто вершил судьбы Франции.

По сеньору и честь: самый великолепный, самый роскошный, самый знаменитый из этих дворцов — Версаль, расположенный в 15 километрах от Парижа, одно из самых посещаемых туристами мест в мире. Людовик XIV, Король-Солнце, мечтал о блистательном, ни с чем не сравнимом дворце. Знаменитые архитекторы Лево, Мансар и Ленотр создали такой шедевр французского классицизма. Вначале они лишь слегка перестроили небольшое кирпичное здание дворца Людовика XIII; главное внимание было уделено садам — детищу Ленотра. Причудливо подрезанные купы деревьев, гроты, бассейны — то зеркально-гладкие, то пенящиеся фонтанами, мраморные скульптуры на темы мифологии, как, например, купание Аполлона, сделали Версаль выдающимся произведением искусства. По вечерам здесь устраивается цветомузыкальный спектакль: прожекторы подсвечивают воду Большого канала, оживляют несущихся вскачь коней колесницы Аполлона. Именно в этот час постигается во всей полноте изумительная красота садов и замка. Сооружение Версаля длилось около сорока лет. Работы, начатые в 1662 году, продолжались после смерти Лево под руководством Мансара и Лебрена и завершились только в 1701 году.

Фасад с позолоченными балюстрадами, просторный мраморный двор с вольерами по углам — «для того, чтобы щебет птиц сливался с шепотом воды», Зеркальная галерея длиной в 73 метра, большие и малые апартаменты короля, Большой Трианон из белого и розового мрамора, где уединялся король, скрываясь от тягот этикета,— все эти постройки постепенно приняли тот облик, который знаком нам сегодня. Людовик XV тоже внес свою лепту в отделку дворца, он пожелал сделать его более уютным, для чего были достроены «малые апартаменты» и возведен по проекту Жака-Анжа Габриэля Малый Трианон. Позднее, когда монархия уже доживала последние дни, Мария-Антуанетта приказала построить в Версале «ферму» и «деревеньку».

Во время Великой французской революции Версаль лишился большинства своих сокровищ, многое было расхищено, продано или переправлено в Лувр. Некоторое время парижане даже подумывали о полном уничтожении этого символа угнетения и неравенства. В XIX веке Луи-Филипп выделил средства на реставрацию дворца. Сегодня реставрационными работами ведает влюбленный в свое дело директор музея. С помощью частных субсидий Версалю пытаются вернуть тот вид, который он имел в эпоху своего расцвета, в точности восстановив его мебель, позолоту, обивку. Здесь работают лучшие французские ремесленники, может быть, последние представители своей профессии: позолотчики, ювелиры, ткачи, вышивальщицы. Спальня Марии-Антуанетты была восстановлена в точности такой, какой она выглядела 6 октября 1789 года, когда королева покинула ее навсегда.

Еще ближе к Парижу, в его индустриальном предместье, населенном простосердечным рабочим людом, находится одно из известнейших сооружений, сыгравших большую роль в истории Франции,— базилика Сен-Дени, воздвигнутая в честь св. Дени, первого парижского епископа, казненного в 250 году: согласно легенде, он донес свою отрубленную голо¬ву до места, где должно было стоять церкви. Она была сооружена в 475 году по велению св. Женевьевы, покровительницы Парижа. К 630 году король Дагобер из династии Меровингов перестроил ее. По указанию самого знаменитого аббата из Сен-Дени — Сугерия, в 1122 году к романскому нефу пристроили хор, притвор и колокольню в готическом стиле. И наконец в 1231 году Людовик IX поручает новую перестройку базилики самому великому архитектору средневековья (а также алхимику) Пьеру де Монтрей, который превратил ее в шедевр готики. Со времен средневековья до Великой французской революции здесь хоронили всех французских королей. Во время раскопок были извлечены на свет десятки саркофагов, в том числе и саркофаг королевы Арнегонды. В нем нашли великолепные одежды и драгоценности, которые много поведали о цивилизации эпохи Меровингов. Памятники и надгробия этого собора демонстрируют историю искусства создания погребальных сооружений. Самыми ценными считаются надгробия Людовика XII и Анны Бретонской, а также надгробие Франциска I, украшенное великолепной фреской в стиле Паоло Уччелло; на ней запечатлена битва при Мариньяно. Назовем также надгробие Генриха II, начатое Пьером Леско и Жерменом Пилоном, но оставшееся незаконченным.

К северу от Сен-Дени расположен Санлис — этим именем называют великолепный лес, старинный красивый город и собор в нем. За Санлисом стоит Компьень — замок, который так любил Наполеон III. А вот лес в Ретонде: он знаменит тем, что здесь в 1918 году было подписано перемирие. Здесь же, на севере провинции, находится Шантийи — столица конного спорта, а чуть дальше, среди дремучего леса, спрятался замок-музей, славящийся своим собранием самых разнородных, но интереснейших экспонатов, среди них есть поистине замечательные: сорок миниатюр художника Фуке и «Великолепный часослов» герцога Беррийского.

На западе провинции можно также увидеть много интересного: стоит лишь поехать в сторону Л'Иль-Адана и посетить Конфлан-Сент-Онорин, не столько из-за его старинной церкви, впрочем, очаровательной, сколько из-за «плавучей деревни» на одном из притоков Сены. Здесь у причала скопилось множество барж; их обитатели весьма колоритны.

Тем, кто предпочитает юг провинции, стоит отправиться в Фонтенбло. Там находится один из самых больших дворцов Франции. Его строительство было начато при Филиппе-Августе и Людовике IX. Франциск I сделал из него свою основную резиденцию и поручил двум выдающимся итальянским художникам — Россо и Приматиччо — украсить его.

По приказу Екатерины Медичи в его оформлении также принял участие и Филибер Делорм. Дворец стал свидетелем рождения Людовика XIII, свадьбы Людовика XV и ухода Наполеона I, прощавшегося здесь со старой гвардией перед изгнанием на остров Эльбу. С Фонтенбло соседствует прелестное селение Мийи-ла-Форе со старинным рынком, относящимся к XV веку,— оно расположено близ одного из самых больших и красивых французских лесов. Это лес-заказник, и в нем повсюду размечены специальные маршруты для пеших туристов. Скалистые отроги над ущельями Апремон круглый год служат местом тренировок альпинистов. Здесь обитают почти все виды животных европейских лесов: кабаны, олени, косули.

В Иль-де-Франсе есть и еще одна сокровищница искусств — замок Во-ле-Виконт. Без него не было бы Версаля, который был скопирован с Во-ле-Виконт и возведен теми же мастерами.

В давние времена, случалось, министры финансов являлись одновременно и большими эстетами. Таков был и Фуке, суперинтендант финансов, богатейший из министров Людовика XIV,— говорят, он грешил тем, что путал личные дела с государственными, решая и те и другие в свою пользу.

При Людовике XIV было модно строить загородные дома. Просвещенный министр Фуке задумал грандиозный проект, осуществление коего доверил трем тогда почти неизвестным художникам: архитектору Лево, живописцу Лебрену и мастеру садово-паркового искусства Ленотру. Для работы было нанято 18 тысяч рабочих. 17 августа 1661 года Фуке, без сомнения, лучше разбиравшийся в искусстве, чем в психологии, приглашает Людовика XIV на открытие Во-ле-Виконт. Сады празднично украшены, оркестром дирижирует сам Люлли, столом и кухней заведует Ватель. Вечером в зеленом театре Мольер и его труппа показывают «Докучных». Все идеально в этом празднике — все, кроме одного: плохого настроения короля; эта роскошь, эта пышность заставили его задуматься о том, куда уплывают королевские деньги. А может быть, его уязвил вид богатства, затмевающего его собственное. Во всяком случае, он вдруг вспылил, отказался ночевать во дворце и, отдав приказ запрягать лошадей, отправился в Фонтенбло. Не прошло и трех недель, как офицер по имени Д'Артаньян — перо Дюма вписало это имя в беллетризованную историю Франции — арестовал великого министра. Его поместили в крепость Пиньероль в Альпах.

Сразу же вслед за этим Людовик XIV «реквизировал» создателей Во-ле-Виконт и, приостановив работы в замке, поручил им перестройку Версаля. И все же оригинал оказался лучше копии: дворец Фуке сложен из камня, что для того времени являлось новшеством, во всяком случае, при его создании был реализован единый замысел. Художникам предоставили полную свободу действий. Можно также допустить, что Никола Фуке отличался лучшим вкусом, чем его знаменитый суверен, который не умел отличать красоту от роскоши.

Окруженный чудесными садами, в которых шепчутся фонтаны, Во-ле-Виконт и сегодня обворожителен. Это немного оправдывает в наших глазах Никола Фуке, который, однако, имел своих защитников и среди современников, в частности, мадам де Севинье и Лафонтена. Как сказал последний: «Все было сделано для удовольствия короля: и музыка, и воды, и светильники, и звезды».

Иль-де-Франс — неисчерпаемая «кладовая» интересных памятников истории и архитектуры: на западе — Версаль, на севере — Сен-Дени, на юге — Фонтенбло, а на востоке — Реймс, город коронаций французских королей.

Реймский собор — самое выдающееся, но не единственное украшение Реймса, и, если у туриста есть время побродить здесь в свое удовольствие, то лучше всего начать с осмотра церкви Сен-Реми. Это старинное бенедиктинское аббатство представляет собой идеальный образец романского искусства, частично испытавшего на себе влияние готики, но не подчинившегося ей. Строгий романский неф имеет традиционную длину 121 метр — такую же, как в соборе Парижской богоматери, он заканчивается ажурным хором и украшен великолепными витражами, относящимися к раннему периоду готики.

Реймский собор относится к периоду расцвета готики, он один из самых больших во Франции. Только Амьенский превосходит его по размерам. Кроме того, Реймский собор отличается замечательным единством стиля, поскольку его возвели менее чем за 100 лет (1211—1300). Только одна деталь — в стиле шампанской архитектуры — «выбивается» из ансамбля: тимпаны порталов, украшенные витражами. Но, насколько выдержан здесь единый архитектурный стиль, настолько же эклектична скульптура: собор так торопились закончить, что пригласили скульпторов самых разных школ. К одной из них относится изумительный «Улыбающийся ангел», к другой — «Благовещение» с типично готическими драпировками, к третьей — «Встреча Марии и Елизаветы». Таким же разнообразием отличаются и гобелены. В Реймском соборе имеется самая большая и редкостная их кол-лекция после Анжерской.

Вокруг Сен-Реми и Реимского собора, этих двух крупнейших памятников архитектуры, раскинулся богатый достопримечательностями город, чудом уцелевший во время первой мировой войны, когда в двух шагах отсюда был ад — линия фронта на Марне. Великолепную галло-римскую триумфальную арку — Врата Марса — можно сравнить только с подобной же аркой в Оранже. Здесь можно увидеть множество жилых домов, относящихся к разным эпохам, от средневековья до XIX века, и прекрасно сохранившихся. К XV веку относится дом Левержера, где устроен музей старого Реймса, а также дом в готическом стиле с прелестным названием «Музыкальный» — к сожалению, ныне он разобран, а фрагменты его выставлены в музее скульптуры. Рядом с ним можно увидеть редчайшие образцы древнего искусства.

Музей изящных искусств разместился в старинном аббатстве Сен-Дени с монументальными воротами XVII столетия. Здание было перестроено при Людовике XV. Это один из тех провинциальных музеев, которые заслуживают подробного осмотра как из-за богатства коллекций, так и из-за их разнообразия. Здесь очень удачно размещены тридцать полотен Коро, рядом висят картины Ленена, Пуссена, Давида, Домье, Филиппа де Шампеня, Буше, Курбе, Писсарро и Ре¬нуара...

Реймс стоит того, чтобы задержаться в нем подольше, по разным причинам: из-за церквей, из-за музея, из-за его особой роли в истории Франции. Но ко всем уже описанным достопримечательностям можно добавить еще одно, вполне материальное,— шампанское, самое известное из французских вин. Его волшебные свойства — результат изобретения монаха по имени Периньон, жившего в XVII веке. Минуя плавные излучины Марны, попадаешь в Эперне, на ту часть территории Иль-де-Франса, которую, как ни странно, называют «сухой Шампанью»; именно тут, среди виноградников и винных складов, виноделы, строго следуя рецептам, заботливо и вдохновенно занимаются приготовлением вина, которое до сих пор не утратило ни одного из своих волшебных качеств. Поистине Реймс — город, в котором наиболее полно воплотился дух этой солнечной провинции — Иль-де-Франс.