Главная|Контакты|О сайте

Атлантическое побережье

Что общего между страной басков, Ландами, Борделе, Сентонжем, Они и Вандеей? Эти земли непохожи, но все их омывает Атлантический океан, всем им напевает он одну и ту же песнь, открывает перед ними пенящиеся гребнями морские дороги. В каждом порту, от Бидасоа до Вилены, воздух, пахнущий водорослями, йодом и пряностями, зовет к странствиям.

Пересекая Пиренеи, вы поднимаетесь на Бигор, красивую гору, с которой бегут быстрые горные потоки; здесь находится Лурд — место паломничества католиков и бурлящий жизнью Беарн — родина короля Генриха IV. Здесь можно удить лосося, принимать минеральные ванны в Сали-де-Беарн — живописном курорте с деревянными фахверковыми домами; совершить экскурсию в Лак — место добычи природного газа. За Беарном начинается край басков — удивительных, всегда готовых к приключениям людей.

В основном это — крестьяне, пастухи, и жизнь их неразрывно связана с зелеными горами. Уже долгие столетия головы этих обаятельных и необычных людей украшают победно заломленные на ухо береты. Баски молчаливы даже на живописнейших рынках, куда приходят, гоня впереди себя стадо. Но не примите их молчание за робость: они не пугливы и никогда не заискивают перед  туристами с автострад.

Откуда пришли баски? Как возник их язык? Где бы они ни жили, у них одна и та же специфическая группа крови — явление уникальное в Европе и редчайшее в мире. По этим вопросам нет пока единого мнения.

В очень древние времена баски, возможно, охотились на китов, и есть предположение, что они открыли Ньюфаундленд. Многие из них эмигрировали в Южную Америку, однако родиной считают Европу.

Семь баскских провинций настойчиво требуют автономии; четыре из них находятся в Испании и три — во Франции: Суль, Нижняя Наварра и Лабур. Говорить о франко-испанской границе с баском — значит нанести ему оскорбление. Горные дороги с незапамятных времен принадлежат только баскам, а они ни во что не ставят таможенников и пограничную полицию. Точно так же, как существует расхожий тип корсиканского бандита, есть и образ баскского контрабандиста, созданию которого в значительной мере способствовал Пьер Лоти, написавший «Рамунчо».

Долгое время баски жили скотоводством, рыбной ловлей и изготовлением знаменитых холщовых туфель на веревочной подошве. Начиная с XIX века в их экономику вносит значительный вклад туризм. Ровный и здоровый климат, великолепные горные пейзажи, красивые пляжи, живописные рыбацкие поселки, прекрасные, неумирающие народные традиции — все здесь способствует развитию туризма. Город Биарриц, ставший популярным в годы Второй империи благодаря жене Наполеона III Евгении Монтихо, был до второй мировой войны и остался доныне самым известным и респектабельным из курортов. Не менее притягательны для отдыхающих обширные пляжи, йодистый воздух и яркое солнце в городке Андай, который, как и Биарриц, был в прошлом рыболовецким портом. Привлекает туристов и Сен-Жан-де-Люз с пляжем в глубине спокойной бухты, протянувшимся на тысячу двести метров, и живописным портом, откуда рыболовецкие суда отправляются на ловлю тунца. Церковь Иоанна Крестителя, в которой венчался Людовик XIV, изобилует статуями, колоннадами, витыми украшениями, балюстрадами, деревянными изукрашенными панелями и напоминает церкви, которые строили конкистадоры в Южной Америке.

И однако, Биарриц, Андай и Сен-Жан-де-Люз не дают полного представления о стране басков. Есть еще и Сибур, Сокоа, Гетари, откуда открывается прекрасный вид на Рюн и приморскую баскскую деревню Бидар; в глубине территории нужно осмотреть городок Камбо и расположенный у стен крепости, охранявшей Ронсевальское ущелье, Ирати, где проходят чемпионаты традиционной баскской игры — пелоты; а также Сар, «родину Рамунчо» — героя Лоти; стоит заглянуть и в Суль, и в Молеон, где сохранились настоящие народные праздники.

За страной басков тянутся Ланды. От Адура до косы Грав можно увидеть лишь пляжи, дюны, озера, бескрайние пространства песка, лесов, неба и воды.

Среди дубов и пробковых деревьев стоит Осегор — в конце прошлого столетия его посещали многие писатели,— а также Капбретон — тихий курорт, у которого есть свои приверженцы, любители неспокойного моря. Океан обрушивает на пляжи крутые волны, привлекающие любителей серфинга, но опасные для плохих пловцов.

С XVIII века в прибрежной полосе рядом с пробковым дубом растет сосна. Было замечено, что сосновые леса останавливают наступление дюн. В период правления Наполеона III решили, что сосновые насаждения помогут осушить болотистые зоны внутри страны. Так началось осушение болот сначала в месте прокладки железной дороги Бордо — Байонна, а потом и во всем районе Сосновые леса стали богатством Ланд. Они изменили климат, экономику, образ жизни региона, где прежде жители продвигались на ходулях, чтобы не увязнуть в болоте.

Туристским центром Серебряного побережья является Аркашон, любимое место летнего отдыха жителей Бордо; по спокойной глади воды медленно кружат рыбачьи лодки, здесь же находятся знаменитые устричные садки. Вокруг самой высокой дюны в Европе — дюны Пилат (ПО м) — разбросаны роскошные виллы. В Аркашоне есть и летние курортные кварталы, и так называемый зимний городок, где можно принимать ванны и посещать оригинальнейшие казино в мавританском стиле.

В пятидесяти километрах отсюда находится Бордо, богатый город, в прошлом знаменитая столица Аквитании.  В окрестностях Бордо более полутора тысяч замков, они стоят на берегах рек, отражаясь в их водах, а вокруг тянутся знаменитые виноградники, тезки замков: Шато-Лароз, Шато-Лафит, Шато-Латур, Шато-Марго, Сент-Эстеф или Сент-Эмильон — место церемонии посвящения в братство жюратов. В течение трех веков, начиная с 1152 года — года бракосочетания королевы Алиеноры и Генриха Плантагенета — Аквитания была английской. Таким образом, Бордо, Гран-театр которого послужил моделью для парижской Oneры, остался городом пышной архитектуры и «британских» нравов.

В те времена, когда Бордо принадлежал Англии, и тогда, когда мэром его был Монтень, в городе можно было увидеть лишь великолепные памятники римской эпохи и эпохи Меровингов, сооружения в романском и готическом стилях. И только в конце XVIII века, при архитекторах Викторе Луи, создателе Гран-театра, и Жаке Габриэле Бордо становится одним из красивейших городов Франции. Благодаря таланту этих людей появились аллеи Турни и улицы Шапо-Руж и Альбер, по обе стороны которых стоят нарядные здания; роскошные особняки на набережной, принадлежавшие герцогу Рогану и кардиналу Ришелье, а также Морской музей и Биржа. Городской сад и площадь Кенконе, образовавшие прогулочную зону в центре, дополнили городской ансамбль в 1828 году.

В Бордо, всегда живом, энергичном и неизменно богатом, каждый год проходит музыкальный фестиваль (Музыкальный Май) и фестиваль искусств (Сигма). Кроме того, город был и остается крупнейшим центром культурных связей с Африкой и Латинской Америкой.

По другую сторону устья Жиронды тянется Сентонж с его Побережьем Красоты: полоса длиною в семьдесят километров засажена соснами и дубами. Здесь почти средиземноморский климат. Осмотрите несколько красивых городков, таких, как, например, уютный и светлый Руайан. Он был полностью перестроен после бомбардировок 1945 года и является прекрасным образцом современной архитектуры. В его окрестностях находятся небольшие пляжи и курорты, например, Сен-Пале, где бурное море набегает на тихий берег с дюнами, окруженными лесом. Побережье Красоты переходит в побережье Света, недалеко от которого находятся два больших острова, имеющих своих страстных приверженцев: остров Ре с просторными песчаными пляжами и Олерон, самый большой остров французского атлантического побережья, приветливый и спокойный, с красивыми лесистыми дюнами. Жизнь там сосредоточена в курортном городке Сен-Трожан и в очаровательном маленьком порту Котиньер.

Ла-Рошель, с ее старыми улочками, аркадами, средневековыми башнями и портом Ла-Палис — оживленный город и весьма привлекательное место для туристов. В нем по-прежнему поют старинную песню «о девушках Ла-Рошели, которые оснастили судно, чтобы уехать за море, в Левант». Ла-Рошель была одним из центров протестантизма и в 1628 году выдержала долгую и трудную осаду католической армии кардинала Ришелье.

На самом юге, среди болот и лугов, подобно миражу, возникает ныне заброшенный город-крепость Бруаж. В средние века это был самый большой соляной рынок в Европе и один из самых красивых укрепленных портов Франции. В 1640 году Ришелье держал здесь шеститысячную армию. Со временем здешние пруды заболотились, климат стал нездоровым, и люди покинули эти места. Сегодня это город-музей с крепостной стеной XVII века, с продовольственными лавками, арсеналом, печью для отливки ядер, кузницей, пороховым складом и жилыми домами.

 

После Сентонжа и Они стоит отправиться в сторону Пуатвенского болота в Ньор, Фонтене-ле-Конт, Люсон и Ле Сабль д'Олон. Это покрытое водой и лесами пространство, частично осушенное в XVII веке голландскими инженерами, похоже на поэтичную зеленую Венецию. Здешние жители передвигаются на специальных лодках-плоскодонках по зеленым тоннелям. На одном из островков, Майезе, еще видны развалины аббатства Сен-Пьер, построенного между XI и XV веками,— оно служило пристанищем Рабле. В прошлом веке в этих местах жили только редкие одиночки, влюбленные в тишину и спокойствие вод, на поверхности которых плавают кувшинки.

С Пуатвенским болотом граничит район Бокаж-Вандеэн. В окрестностях Ла-Рош-сюр-Йон, от Шаллана до Бресюира, дороги пустынны, встречаются лишь небольшие дворянские усадьбы да замки, хранящие множество легенд. Когда вандейцы восстали против республики, в замках этих укрывались вожди заговорщиков. Но Бокаж — это и гора Меркюр, откуда открывается широкая панорама окрестностей, это и замок Тифож, жилище Жиля де Рэ, коварного сподвижника Жанны д'Арк, это и Лузиньян с его легендой о том, как фея Мелюзина, выйдя из леса Вуван, построила за одну ночь несколько крепостей. Замок Бресюир с сорока восемью башнями охраняет въезд в Бокаж. Эта местность, некогда разоренная, сегодня стала центром скотоводства и производства молочных продуктов.

За полями пшеницы, за долинами и богатыми пастбищами следует побережье, порой напоминающее Бретань, со скалами, горными дорогами, великолепными открытыми пляжами и спрятанными меж утесов бухточками, похожими на провансальские, настолько ярки здесь море и камни, настолько прозрачен воздух. В XVII веке Ле Саблъ-д' Олон был крупным центром ловли трески. Здесь находится один из красивейших пляжей Франции: шестикилометровая дуга, развернутая к югу и покрытая мелким песком.

В открытом море, напротив Вандеи, находятся острова Нуармутье и Йе, климат которых так мягок, что их можно сравнить с Канарскими или островами Мадейра. До первого острова, где есть хорошие пляжи и великолепная дубовая роща Ла-Шез, при отливе можно добраться вброд, по камням, через пролив Гуа. На втором острове растут пальмы, смоковфницы, эвкалипты, любителей загара и уединения ждет тихий, дикий пляж. Обитатели городка Пор-Жуэнвиль живут рыбной ловлей, это тихое место, где ожидают возвращения рыбаков, беседуя на набережных или сидя на террасах кафе.

Здесь даже в разгар сезона нелюдно: это одна из самых привлекательных черт скрытной и молчаливой Вандеи — она хранит свои богатства, а не выставляет их напоказ.