Главная|Контакты|О сайте

Необыкновенные путешествия

Так кто же из нас засранка?

Моховые розы Монастыри города Углича Мир природы Церкви Углича Воскресенский монастырь в Угличе Агератум голубой Выращивание агератума Аллиум посадка и уход

Вынуждена написать эту статью, поскольку разговоры в деревне идут, всё говорится за моей спиной, никто в глаза мне ничего не говорит, и отзвуки всех сплетен и разговоров долетают до меня, спустя долгое время.

Да, речь идет о палисаднике, который находится перед окнами квартиры, которую я унаследовала после смерти матери. Все почему-то считают, что я просто обязана его обрабатывать, сажать каждый год цветочки, чтобы ублажать взоры жителей деревни. А почему, собственно?

Если кто не знает, земля, которую занимает палисадник, не моя. Она никогда не принадлежала моей матери, соответственно и не значилась в списке участков, которые я могла унаследовать. Это общественная земля, и палисадник, расположенный на ней, общественный. Во всех населенных пунктах России такие палисадники обрабатывают ЖИТЕЛИ дома, которые хотят, выходя из подъезда, видеть не срач и помойку, а благоухающие цветы.

Я недаром выделила слово "жители". Именно те, кто в данном доме прописан и живет. Я к таковым не отношусь. Но даже и жители не обязаны делать это в принудительном порядке. Если никто не хочет иметь красоту, все дружно любуются на помойку и никто ни на кого не обижается.

У нас в Высокове всё по-другому. Палисадники распределены, и каждый имеет своего хозяина. Каждый палисадник обрабатывает одна семья, и это стало почти что её святой обязанностью. И если этот палисадник обрабатывала моя мать, то после её смерти по гроб жизни этот палисадник обязана обрабатывать я. Таково мнение высоковцев. Но это неправильное мнение.

Мы с мамой заселились в этот дом в числе первых жителей, сразу же, как он был сдан. Не помню точно, сразу или потом появились два первых палисадника перед домом. Палисадники с противоположной стороны, видимо, не были предусмотрены проектом, и их позже создали сами жители, которые хотели любоваться цветами перед своими окнами. Эти палисадники только для них.

А вот эти первые два видят все жители дома, выходя из подъезда. Они для всех. И поначалу даже речи не было, что их будет обрабатывать только кто-то один. Решили так: квартиры с одной стороны подъезда обрабатывают один палисадник, с другой стороны – другой.

Уже не помню, как сложилась судьба палисадника перед окнами Жаровых в первые годы существования дома. А вот про палисадник перед окнами маминой квартиры я всё помню хорошо. Какое-то время все всё обрабатывали вместе. В какую-то весну решили, что одна квартира привезет навозу, вторая вскопает, а маме досталось посадить цветы.

Когда всё было сделано, и она вышла сажать цветы, то оказалось, что вскопано очень плохо. Корни не выбраны, навоз не закопан. И вот она возилась, убирала навоз, выбирала корни, пришла рассерженная и говорит, что лучше бы она всё от начала до конца сделала сама – получилось бы быстрее. И на следующую весну предложила, что она всё будет делать сама. Все с удовольствием согласились.

И так мама много лет содержала палисадник в порядке, сажала в нём цветы. Это была её добрая воля, и никогда мы не считали это своей обязанностью. Хочется – вот мы и делаем. А теперь сложилось странное убеждение, что эту землю должна и обязана обрабатывать я одна.

Уверяю вас, высоковцы, что это земля общественная, и я обязана её обрабатывать даже в меньшей степени, чем другие жители дома, поскольку живу и прописана в другом месте, а летнее время провожу теперь в другом доме, доме № 30 по улице Романова, где и сажаю цветы.

Все привыкли, что это делаю я, и ждут, и возмущаются, и негодуют. Мне такие настроения не понятны. Теперь я наблюдаю, особенно у жительниц, недоброжелательство, косые взгляды. Постепенно мне стала ясна их причина. Ведь здесь самый центр, все ходят, и теперь такой срач. Ату её, давайте начнем травлю!

В связи с этим, высоковцы, у меня тоже есть к вам вопросы. Во-первых, кто ломает палисадник перед окнами квартиры № 4 дома 23 на улице Романова? Один раз я даже слышала, как это делалось. Кто-то пинал забор и при этом пыхтел от ярости. А потом, натешившись. пошел в наш дом. Это было поздно вечером, а утром я увидела сломанный забор.

Потом ещё раз забор был сломан. И всё это так и остается. Так вопрос такой: а кто это будет чинить? Если ломание палисада стало системой, то вроде бы и чинить смысла нет. И не ожидаете ли вы, что это за разгулявшимися жителями будем делать мы? И как вообще понимать тот факт, что один палисадник постоянно ломают, а другой нет? Должна ли я воспринимать этот факт, как ваше глубокое неуважение ко мне лично, как к нынешней хозяйке квартиры?

То же самое и с мусором. Наступает весна, и в этом злополучном палисаднике вытаивают горы мусора, а в соседнем палисаднике этого нет. Только не говорите мне, что Жаровы постоянно убирают этот мусор, а мы нет. Я неоднократно наблюдала ранней весной одну и ту же картину. Вот ещё снег не весь растаял, где-то уже земля, а где-то он ещё лежит. Если в этот момент зайти в палисадник, то след будет четко виден как на снегу, так и на очень сырой земле.

Следов нет ни в том, ни в другом палисаднике. В палисаднике перед окнами Жаровых чистота, а под нашими окнами вытаивают горы мусора. Кто их накидывает? И почему только в один палисадник? Должна ли я понимать, что к Жаровым вы относитесь с огромным уважением и почтением, и именно поэтому в их палисадник не кидаете ни мусорины? А в наш буквально серете целые горы. Это было, когда была жива мама, это есть и сейчас. Так я как должна воспринимать этот факт? Как выражение презрения и недоброжелательства к моей матери и ко мне? Или есть какая-то другая причина?

Почему я говорю про презрение и недоброжелательство? Раньше мне казалось, что мою мать все уважают. А теперь я уже в этом сомневаюсь. Ведь горы мусора не просто накидываются. Всё это сопровождается утверждением, что вот, мы накидали, и я такая же засранка, как и моя мать.

Каково, а? Уже и покойников поднимаем из могил, и начинаем обсуждать. И опять вопрос: это у кого-то нет ничего святого в душе или у всех?

Отвечу тем, кто муссирует тему о моей матери. Я, вообще-то, не считаю её засранкой. Когда она была в возрасте тех, кто её обсуждает, так тогда она умела навести чистоту. Уж стирать примется, так настирает до идеальной чистоты. Кто ухаживал за ней уже старой и беспомощной, подтвердит, что даже старое постельное бельё у неё белоснежное и чистейшее.

Если моя мать возьмется за уборку, то всё намоет до блеска. И наведет идеальный порядок. Правда, этот порядок у неё держится максимум полдня. Человек она была несобранный, привычки класть вещи на своё место не было. Так что в её квартире никогда не было грязи по углам, но всегда был бардак. Это черта характера, и у всех нас свои недостатки.

Теперь про меня. Меня великодушные высоковцы называют засранкой потому, что я не хочу обрабатывать палисадник перед окнами квартиры. Ну, засранка, и всё.

Так вот, не будучи помешана на чистоте и идеальном порядке, я всё-таки в своих нескольких жилищах регулярно делаю уборку и поддерживаю уют и порядок. Так что мимо цели. Про палисадник мы ещё поговорим. А пока же продолжу про мою маму, чтобы восстановить добрую память о ней.

Ведь почему её сейчас определенные круги, забыв другие заслуги, называют засранкой. Это муссируется потому, что палисадник не обработан, и вспоминается каждый раз по этому поводу. Знаете, что в этом самое удивительное?

Факт, который сразу обнажает чьи-то грязные трусы в этой истории.

Ведь когда она была способна сама за собой следить, она и палисадник содержала в порядке. И это был очень красивый палисадник. Вспомните, высоковцы, хоть что-то доброе о моей матери. Она любила сажать цветы, и бардака у неё в палисаднике не было. Ведь кто давно здесь живет, должны помнить, что палисадник её был всегда красивый.

Тогда в чем дело? Кому какое дело до её квартиры? Но каждый раз, в связи с палисадником, её называют засранкой.

Может быть, дело не в палисаднике? Может быть, он только повод? Моя мать прожила достойную жизнь, и в этой округе выучила не одно поколение. Дети её всегда любили, она для многих стала любимой учительницей. Так, может быть, у кого-то вызывает безумную зависть её удачная учительская судьба? И поэтому, появляется желание хоть как-то её опозорить после смерти, ведь теперь она не сможет себя защитить.

Но у Валентины Петровны Зайцевой есть дочь, и я встану на её защиту. Давайте вспомним её жизнь. Она осталась одна совсем молодой. Мне было всего пять лет. И ни разу она не спуталась ни с одним мужчиной для удовлетворения своей похоти. Легко ей было так жить, или тяжело – об этом знает только она одна.

Она говорила, что не может преодолеть свои моральные принципы. Ведь одиноких мужчин не было, а о её связи с женатым мужчиной быстро узнает вся округа. И как она будет смотреть в глаза его детям, его жене, пришедшей на родительское собрание? Как будет учить детей разумному, доброму, вечному? И, прежде всего, как она будет смотреть в глаза другим учителям. односельчанам? Это для неё было немыслимо.

А все ли, даже имея под боком мужа, следуют таким принципам, казалось бы, совершенно естественным для любого учителя? И поэтому тем, кто называет мою мать засранкой, я скажу только одно: «Лучше быть засранкой в квартире, чем быть засранкой в постели». Я горжусь своей матерью, и прекратите оскорблять её память.

Теперь о самом палисаднике. В этом году в нём было особенно много мусора. И всё бутылки из-под водки, и всё бутылки... Даже прошел слух, что это мы напили и набросали под свои окна столько бутылок.

Высоковцы, вы в своём уме? Разве мы похожи на опустившихся алкашей? Какой нормальный человек будет бросать мусор под свои окна? Трудно донести до мусорки? Да и водка не является тем алкогольным напитком, который мы употребляем. А в этом году бутылок так много...

Я раньше думала, что бутылки бросает высоковская молодежь. Иногда они собираются на площадке между этажами, чтобы выпить и пообщаться. Кому-то это не нравится. С другой стороны, нет, к сожалению, в Высокове кафешек, баров или спортбаров, где молодые люди могли бы культурно посидеть, пообщаться и выпить. Летом можно на улице. А вот зимой?

Потом подвыпившая молодежь, чтобы не тащить далеко освободившуюся тару, выбрасывает её в палисадник. Это я раньше так думала. И это было не так обидно. Но вот этой зимой произошел эпизод, заставивший меня посмотреть на всё по-другому.

Это было в зимние новогодние выходные. Утро... По крайней мере, время до обеда.  Стою я перед окном в маленькой комнате в квартире дома № 23. Смотрю в окно довольно долго. И вот на моих глазах в полной тишине в палисадник под моим окном летит бутылка из-под водки. Я жду, что за ней появится человек. Но человек так и не появился. Поняв, что уже никто не выйдет, я выскочила в дверь, чтобы посмотреть в глаза тому, кто только что нагадил под моим окном. Но уже никого не было.

Получается, что человек, выпив с утра бутылку водки, вышел, приоткрыл дверь, и выкинул бутылку в наш палисадник. А потом тихонько вернулся в свою квартиру. Кто это мог быть? Почти наверняка мужчина. Могу исключить только Пашу Шишкина. У них дверь открывается со звуком. Если бы это был он, я бы по звуку услышала, как он выходил и заходил. Квартиранты-украинцы в это время отсутствовали. Получается, что под наши окна гадят жители нашего же дома, и это вовсе не молодежь.

После этого я специально стала наблюдать за молодежью. Вот они постояли на лестничной площадке у окна, поговорили, выпили. Я специально запомнила количество и расположение бутылок до этого. Потом все разошлись. А следующим утром я посмотрела опять. Количество бутылок не прибавилось.

Так кто же гадит под наши окна? И только ли это мужчины? В этом году мой муж выгреб два огромных мешка.

Я сравнила этот результат с тем, что мы имеем в Ярославле. Там у нас 9-этажный дом. Мысленно я отгородила под своими окнами участок, площадью примерно с палисадник под окнами высоковской квартиры. Весной на этой площади вытаяло три мусорины. Всё можно унести в маленьком пакете. А ведь это 9-этажный дом! А тут в 2-этажном доме два огромных мешка.!

Ну вы и срать, высоковцы! По количеству вытаявшего мусора на единицу площади под нашими окнами вы, пожалуй, впереди России всей! При этом соседний палисадник растаял в идеально чистом состоянии.

Думаете, только мужики бросают мусор под наши окна? Как бы не так! Вот убрал мой муж за вами, вытащил в мусорку два огромных мешка. При этом заметьте, мы не бросили под свои окна ни мусорины. Всё ваше. Я сама видела в окно, как стало чисто. Живите и радуйтесь, высоковцы, мы подобрали всё ваше дерьмо.

После этого мы ушли к дому № 30, прибраться уже там. Возвращаемся меньше, чем через два часа. Подошли к палисаднику и остолбенели: на совершенно чистой территории валяется уже кем-то брошенная перчатка. А мы-то надеялись, что вы хоть какое-то время поживете в чистоте. Нет, не судьба. Свинья грязи всегда найдет. И думаю, что перчатку бросила всё-таки женщина. И как оперативно!

Создается впечатление, что кто-то не может просто допустить, чтобы нас с мамой не было за что обгаживать. Чтобы мусор под нашими окнами был всегда.

Высоковцы, вам так нравится помойка на этом месте? Хорошо, на будущий год мы не будем убирать за вами. Насрали? Вот и любуйтесь на своё дерьмо!

И после всего этого вы ещё хотите, чтобы я сажала для вас здесь цветочки? Я-то летом здесь не живу. Только иногда хожу переночевать. А вы живете и одновременно серете. Почти как французы: где жре, там и сере. Сажать цветочки среди помойки? И каждый день таскать мешками мусор? Как-то меня это не вдохновляет. А если ещё посмотреть на сломанный в двух местах забор...

Но общественность настроена совсем по-другому. Она сажала здесь цветы раньше, пусть сажает и теперь! Кто-то ведь должен убирать за нами и наводить здесь красоту. Так пусть это делает Татьяна Смирнова. Больше никому не охота. А чтобы было прибрано, мы хотим. Давайте её травить! Пусть сажает! Будем на неё смотреть косо! Можно ещё не здороваться! Таскай говно за нами, и всё тут!

Всех ещё раздражает тот факт, что у себя перед домом № 30, где живу летом, я разбила огромный сад. Вот ведь есть же у неё сила и желание сажать цветы! Вон сколько насадила. Почему бы часть энергии не потратить на общественный палисадник, а поменьше сажать в своем? Пусть бы ублажила общество!

И это в свете того, как общество ко мне относится! И это в свете того, что общество устраивает разительный контраст между двумя палисадниками, что явственно говорит об уважении. Можно привести и другие примеры...

Да и потом, сад у дома № 30 – это часть моей интернетной работы. Я сажаю цветы на многих клумбах в разных сочетаниях, делаю фотографии, посылаю их на определенные сайты, и за это получаю хоть маленькую, но денежку. Вы спросите, почему бы то же не сделать у дома № 23? Да хотя бы потому, что я там не живу. А удачная фотография предполагает поиск ракурса, освещения. Бывает, очень долго ходишь по саду, чтобы сделать удачный снимок. И потом, перед тем, как снимок сделать, у дома № 23 нужно выгрести набросанные бутылки и мусор. И постараться, чтобы сломанный забор не попал в кадр. Как-то это совсем не вдохновляет.

Другие жители деревни приводят свои аргументы. Вот, у Татьяны нет внуков, да и дети ездят редко. А мы обременены не очень богатыми детьми, которые постоянно ездят к нам за деревенскими сувенирами в виде продуктов с огорода, а иногда и с собственного двора (и только не доказывайте мне, что дети ездят к вам так часто из-за страстной и горячей любви к родителям, и ни из-за чего больше).

Почему я сделала приписку в скобках? Потому что тоже до меня доходят слухи, как небольшой контингент постоянно считает к кому и как часто ездят дети, идет даже соревнование, к кому больше и чаще. И ради этого соревнования даже стимулируют детей всячески, чтобы ездили. Соперничество детьми – это самый худший вид соперничества между женщинами.

А вот к нам дети ездят редко. По понятиям небольшой части женщин, мы – плохие родители. К хорошим родителям дети ездят часто. Мы либо не даем им сувениров со своего участка, либо заставляем работать, либо принимаем из рук вон плохо.

Да не заставляем мы их работать! И принимаем хорошо. А овощи и фрукты они сами берут не очень охотно – не хотят возиться с их хранением. Им проще вечером купить по дороге с работы ровно столько, чтобы приготовить один ужин. Да и к кому из Москвы ездят чаще?

Были бы они победнее и жили бы в Ярославле, и они бы гонялись к нам за фруктами и овощами. А мы бы раскопали для них побольше гряд, и снабжали всем необходимым. И, уверяю вас, ничего бы для них не пожалели.

По мои наблюдениям, наши дети любят нас нисколько не меньше, чем дети тех, кто нас обсуждает, а уж уважают точно больше. И ездят к нам пусть редко, но ради нас самих. Так что подобные разговоры – это попытка возвысить себя за чужой счет.

Но не суть...

Так что доносится из этих кругов? Вот, у Татьяны нет внуков, дети ездят редко, так что она будет посвободнее нас. А мы переутомлены детьми и внуками, и наводить для себя порядок и красоту нам некогда. А она могла бы... Да вот не хочет!

Отвечу.

По поводу того, кто больше, и кто меньше занят. Работа в интернете, конечно, удобна. Можно работать и в городе, и в деревне. Но у неё есть и минусы. Оплата абсолютно не соответствует объему трудозатрат. Для того, чтобы заработать, пусть немного, нужно сидеть и сидеть за компьютером. А у меня ещё огромный сад, который является частью этой работы. Так что я либо работаю в саду, либо работаю за компьютером. Даже посидеть перед телевизором и посмотреть фильм времени нет. Так что я думаю, что жительницы Высокова посвободнее меня. Ведь каждая может позволить себе телевизор.

Теперь о внуках... Внуки – это дело наживное. Я ещё не оставила надежду стать, наконец, бабушкой.  А если летом у меня будут внуки, работа, огромный сад, да ещё камень на шее в виде общественного палисадника? Не многовато ли будет для одной? Да и с каждым годом сил становится всё меньше...

И потом, ведь сколько деревень и сёл в России. И везде у жителей есть дети и внуки. И как-то они справляются, наводят в своих населенных пунктах порядок, и не ждут воспомоществования от жителей близлежащих городов. А вы почему не можете?

Высоковцы, это ваша деревня! Это вы живете в ней. Требовать, чтобы жительница Ярославля навела для вас красоту – это расписываться в собственной несостоятельности, беспомощности, неполноценности. Неужели вы совсем себя не уважаете?

Я вижу этот палисадник максимум один раз в сутки в течение лета. А иногда летом в той квартире не бываю по месяцу. А вы ходите мимо туда-сюда по многу раз. Так кому там нужна красота? Мне – не нужна. Я там летом не живу. А вам? Если тоже не нужна, тогда о чем сыр-бор?

А если нужна, но неохота, и лучше не пачкать белые рученьки, а ходить, любуясь помойкрй, морщить носик и кастить на чем свет стоит Татьяну Смирнову и её мать, тогда кто же из нас засранка?

Не лучше ли собраться всем миром тем, кто хочет, чтобы было красиво, и привести это место в порядок? И надавать по рукам тем, кто гадит?

И ещё, уважаемые высоковцы! Ко многим из вас то, о чем я написала, не имеет никакого отношения. И я ко многим из вас отношусь с большим теплом и уважением. И если вы чувствуете, что это не о вас лично, то и не принимайте всё, что здесь написано, на свой счет.

Как это ни неприятно, вынуждена упомянуть и о криминальной составляющей. Что получается, всем не нравится теперь, что мы владеем этой квартирой. И продавать её не хотим. А вот если бы продали, тогда уже новые постоянные жители занялись бы и палисадником. И как бы всем было хорошо! Вот только бы выжить Татьяну Смирнову и заставить её продать свою квартиру.

Что я на это скажу вам? Моя мать, прожив здесь всю жизнь и выучив несколько поколений, наверное, заслужила эту квартиру и возможность передать её своей дочери. А я, три с половиной года ухаживая за ней, уже больной, и каждый день меняя памперсы, тоже, пожалуй, заслужила унаследовать эту квартиру не только юридически, но и морально. Неужели вам не стыдно? Совсем ничего святого не осталось в душе?

У меня двое детей. И у каждого квартирный вопрос не решен. Так какого чёрта я буду разбрасываться квартирами, когда кому-нибудь из детей в любой момент может остро потребоваться ярославская квартира? Судьба ведь по-всякому может повернуться. И тогда мы уедем жить на пенсии в Высоково. Так что даже если вы выполните свои угрозы, и будете прокалывать шины у нашей машины и бить наши окна, я квартиру всё равно не продам. Мне мои дети дороже, и мы как-нибудь потерпим.

Да и криминальных отморозков, способных это сделать и не боящихся уголовного преследования, в Высокове наперечет, и даже очень наперечет. Не все ведь способны попытаться подкупить руководство районной полиции, даже если и не деньгами, а чем-то другим. Так что в деревне всё равно все будут знать, кто это сделал. А там не замедлит прийти и божья кара.

Мне очень жаль, что я этой статьей как будто оскорбляю всех жителей Высокова. Это совсем не так. Воду мутит небольшой контингент, от которого по всей деревне расходятся грязные круги, оскорбляющие меня и мою мать. Поэтому я вынуждена написать эту статью, чтобы защитить её и свою честь.